Библиотека
26 Января 2024, 08:00

Сиди тихо, не буди лихо

TatCenter и «Бомбора» публикуют отрывок из книги Сергея Гришина «Деньги не главное, главное — деньги». Из книги вы узнаете, как перестать обслуживать чужое мнение и добиться финансового благополучия. Автор поделится собственной методикой обретения богатства.

А я говорю: «Беги, несистемщик, от своего шестка, из своей насиженной зоны комфорта и ищи свое настоящее место».

Сейчас я вам расскажу, как сколотил свое состояние на инвестировании в ценные бумаги, и объясню, почему благодарен эйчарам, не взявшим меня на работу. А еще одному человеку, который «ушел» меня с другой — ооочень важной должности, — благодарен особо.

Попытаюсь доказать тебе, что искать свою долю, свое дело и выходить из пресловутой комфортной зоны все равно придется, по своей воле или нет — и лучше, если ты сделаешь это сам. Тогда весь процесс будет происходить в удобное для тебя время и под твоим контролем. Забегая вперед, скажу, что в моей жизни обычно все было наоборот — меня выбрасывало из состояния покоя непреодолимой силой обстоятельств.

Считается, что термин «зона комфорта» придумала американка Джудит Бардвик. Эта достойная женщина знала толк в управлении трудовыми коллективами. В 1991 году она выпустила книгу, которая так и называется: «Опасность в зонекомфорта». Если вспомнить, что почти все английские бизнес-книги называют афористично, с изюминкой, а слово «ком- форт» имеет несколько значений — погугли на досуге — то становится очевидным, что более броский перевод должен звучать так: «Опасность безопасного».

Согласно Бардвик, сотрудник, попадающий в зону комфорта, находится «в нейтральном к тревоге состоянии». То есть его ничего не парит. И чувство риска отсутствует напрочь. Такой человек использует «ограниченный набор моделей поведения»: не пробует ничего нового, тонет в рутине. Все это позволяет обеспечивать стабильный уровень производительности, но не рост. Не растет тот, кому и так удобно, не растет компания, на которую такой человек работает.
Бардвик выделяет несколько эмоциональных факторов, которые либо загоняют работника в уютную трясину, либо заставляют выпрыгивать из нее. Один из этих факторов — страх. Мы так боимся потерять работу или должность, что направляем свои усилия не на то, чтобы делать что-то крутое и полезное для будущего развития, а на удержание при себе рабочего места.

Думаю, из современных мотивационных коучей или психологов мало кто читал эту книгу, но понятие «зона комфорта» сегодня используется повсеместно.
Если максимально просто, то зона комфорта — отсутствие всякого стресса. Тебя ничего не пугает. Все риски невелики или абсолютно контролируемы. «Зона комфорта» — вол- шебная территория: одна на всех, но для каждого своя. Можно находиться в этой зоне, будучи мелким клерком. А можно — будучи министром гигантской страны. Или олигархом, ворочающим миллиардами долларов. Или президентом… Наверное.

Казалось бы, чего плохого? Живи и радуйся. Особенно если ты олигарх. Но человеческая природа устроена так, что тебе рано или поздно захочется — или придется — шагнуть в зону неизвестности, риска, опасности. Потому что именно там водятся по-настоящему большие деньги, именно там делаются самые серьезные дела, там разливают адреналин по стопкам. И если ты мелкий клерк, то просто прыгаешь раз в год с парашютом. Если олигарх — идешь в политику, а потом, возможно, в тюрьму. Если президент…

Но давайте-ка я лучше расскажу о своем опыте. О том, как меня дважды выбрасывали из зоны комфорта.

В прошлой главе я остановился на том, что мое счастье с дармовыми фотоаппаратами закончилось. Я решил, что пора взяться за ум, и пошел устраиваться на позицию эйчара. Это логично, если ты учился на психолога.

Но меня — будущего мультимиллионера — не взяли. Нет, не потому, что не понравился. Просто в агентстве, куда я пытался устроиться, работали порядочные люди. «Чувак, — сказали они мне, — тебе к нам не надо. Мы тебя можем взять, но тебе явно не надо. Если будет совсем худо, приходи. Будешь HR-щиком. Но вообще-то — это не твое».

Хотя HR — как раз мое. Более того — это, можно сказать, моя суперспособность. Я умею подбирать людей, делать из них «букеты» — эффективные команды. Что позже подтвердится много раз. Вещественные доказательства — большие суммы, принесенные мне этим умением.

Но те эйчары, которые меня интервьюировали, тоже не лаптем щи хлебали. Они увидели, насколько я — излишне энергичный. Короче говоря, чересчур шебутной для такой скромной и спокойной должности. Поняли, что мне было бы тесно у них. Это не принесло бы пользы ни мне, ни компании. Нам стало бы некомфортно друг с другом. Поэтому мне дали шанс поискать дело по своему размеру. Чтобы либо нашел себя, либо — потух, обломался, разочаровался и вернулся к ним — к разбитому, как мои надежды и мечты, корыту. Я очень благодарен этим людям за то, что выгнали меня на улицу, оставив ни с чем.

Ну как ни с чем. У меня была огромная, как я считал тогда, сумма денег — где-то пятьдесят тысяч долларов, накопленных за время авантюры с фотоаппаратами. Я понимал, что пора эти деньги куда-то вкладывать, иначе — прогуляю. И тогда вспомнил про одноклассника Тимура, с которым мы сидели за одной партой. Самое время рассказать о моем друге, потому что он сыграл ключевую роль в моей судьбе.

…На экране — яркое южное солнце. Титры внизу: Астрахань, начало нулевых. Два подростка считают деньги, которые они только что выручили от продажи кнопочного мобильного телефона. Аппараты они привезли сюда из Москвы, чтобы продавать местным жаждущим, а на заработанные деньги как следует отрываться. Пацанам по 14 лет. Они только-только получили паспорта с двуглавыми орлами, а вместе с ними — возможность самостоятельно, без сопровождения, путешествовать по России.

Конец флешбека.

Один из этих двоих — я, другой — Тимур. Он тоже жил в Лобне, а в Астрахани у него были родственники. Потому-то мы туда и рванули торговать телефонами, только-только попавшими на российский рынок. Мне кажется, мой товарищ все время недолюбливал наш хмурый столичный регион и искал повод оттуда смотаться куда-нибудь, где больше солнца.

Мы с ним не очень похожи, и жизнь у нас сложилась по-разному, хотя идем рядом уже долгое время. И все-таки кое-что общее у нас есть — несистемность. Только проявляется она у каждого по-своему.

В первой главе я рассказывал про православную гимназию, в которую меня отправили, чтобы я хоть как-то доучился. Так вот, Тимура перевели туда еще раньше. Его тоже не устраивала программа обучения в обычной школе. Но он реагировал на это неудобство по-другому. Если я протестовал, на каждую попытку давления лишь усиливал ответку, то он просто забивал на учебу. И делал то, что ему нравилось. А нравились ему компьютеры. Не как игрушки, а как средство заработка.

Как и все дети девяностых, Тимур очень внимательно смотрел американское кино. Классика финансовой драмы — «Волк с Уолл-стрит», «Бойлерная» и другие фильмы — все это сподвигло его на то, чтобы заняться инвестициями: киногерои купались в деньгах, и это зрелище завораживало.

Когда нам было лет по 15, я шел на тусовки с друзьями, а Тимур мимо нас — на электричку, которая везла его на работу. Мы посмеивались над ним, нам казалось, что он немного переигрывает во взрослого.

Тимур устроился в маленькую инвесткомпанию, которую основал реэмигрант из США. Американский русский смекнул, что издержки на содержание фирмы в России будут гораздо ниже, чем в Америке, и открыл офис в Москве. Своим сотрудникам платил копейки. В одном из интервью Тимур вспоминает запах шаурмы из палатки на «Тимирязевской», мимо которой он ходил каждый день. Денег на нее у него тогда не было.

Но мой друг не стремился к тому, чтобы получить все и сразу — он набирался опыта. Потом устроится в брокерский отдел в банке, но отдел закрыли после краха 2008 года.

На компенсацию, полученную в результате увольнения, Тимур основал инвестиционную компанию Freedom Finance. Запомните это название. Впрочем, наверняка, вы его уже не раз слышали.

Московская биржа к тому времени уже выросла до крупнейшей в Восточной Европе. В России сложилась высококонкурентная среда. Можно было либо выгрызать себе место под солнцем, либо найти то место, где солнце светит каждый день, и пока для всех, кто готов рискнуть. Тимур разглядел свой «голубой океан» в лазоревом знамени Казахстана. До тех пор он никогда не бывал в этой стране и даже не собирался.

По структуре экономики Казахстан очень похож на Россию. Много ископаемого топлива, которое прямо или косвенно озолотило довольно большое число людей. И по ВВП на душу населения сравнимые цифры. Если в России в 2011 году показатель составлял 14,3 тысячи долларов, то в Казахстане — 11,6 тысячи. Добавьте к этому отсутствие языкового барьера и практически идентичное правовое поле.

При этом инфраструктуры для богатых в Казахстане не было. Состоятельные люди могли вложить сбережения в банк, но проценты по вкладам часто съедала инфляция. Другой популярный способ вложения инвестиций — недвижимость. А когда у тебя много денег, в какой-то момент неизбежно встает вопрос: нафига? Зачем скупать квартиры в таких количествах? Ни уму, ни сердцу. Да и кошельку — не всегда.

Банки или надежные вложения в недвигу позволяли сохранить деньги. Во всяком случае, большую их часть. А вот с «приумножить» была проблема. Иное — игра на бирже. Она может поднять доходы в космос. Но может и полностью обнулить вложения. Риск!

Многие состоятельные люди в Казахстане хотели бы сыграть в эту игру, но не имели возможности. В начале 10-х годов фондовый рынок в стране находился в зачаточном состоянии. Инвестиционных компаний, которые работали бы с «физиками», не было вовсе. А те, что имелись, предпочитали обслуживать юридические лица. Зачем возиться с тысячей частников, у которых в совокупности есть 100 миллионов долларов, если можно обслуживать всего одну контору, оперирующую ровно теми же деньгами? Правда, такая конструкция предполагает, что ты попадаешь в полную зависимость от своего единственного клиента. Как говорит бизнес-консультант Дэн Кеннеди, «один — худшее число для бизнеса». Если ты делаешь ставку на что-то одно, с этим одним обязательно что-то случится. Единственный клиент рано или поздно тебя кинет, уйдет к другому, а может быть, сам обанкротится. Зато чем больше у тебя источников денег, тем устойчивее твой бизнес-фундамент.

Московская биржа к тому времени уже выросла до крупнейшей в восточной Европе. В России сложилась высококонкурентная среда.

Тимур понял, что можно зайти в Казахстан и сразу же стать лучшим в стране. Тогда как в России он оставался бы «одним из». «Я не понимал, почему у меня может не получиться», — скажет позже Тимур журналистам. Недавно Илон Маск разместил в Твиттере мем: «Мы сделали это! Но не потому, что это было легко! А потому, что мы думали, что это будет легко!» Как раз про наш случай.

Шел 2011 год. 23-летний финансист отправился в Казахстан. Там его и застал мой звонок.

После совместной бурной юности наши пути на несколько лет разошлись. Мы поддерживали связь, но я довольно смутно представлял, чем занимается мой приятель. Знал, что речь идет о каких-то инвестициях. А мне же нужно было пристроить свое сравнительно честно заработанное. Предложил свои деньги Тимуру. Неожиданно его заинтересовали не столько бабки, сколько я сам. По крайней мере, мне хочется так думать. «Я в Казахстане. Тут интересно. Приезжай. Может, поработаем», — сказал он.

Конечно, я рванул в Алматы, плохо понимая, чем придется заниматься. Наверно, в 23 года это нормально. Уже на месте Тимур сообщил мне, что открывает инвестиционную компанию, и я буду его замом.

Тем временем, кто-то «стуканул» московским квартирным ворам, что я уехал, и те украли все мои накопления. Почему-то я держал их у себя дома, а не в банке. Кажется, был напуган какой-то очередной банковской реформой. Все-таки низкая финансовая грамотность — не очень смешно, когда речь идет о тебе самом.

Короче говоря, мне ничего не оставалось, как с головой окунуться в брокерский бизнес в новой для себя стране. Тимур выдал мне долларов 200 на первое время — этого хватило, чтобы снять квартиру. Так меня первый раз вышвырнуло из зоны комфорта непреодолимой силой обстоятельств.

На самом деле, в то время я еще не думал о том, что происходящее со мной — всерьез и надолго. Рассчитывал в лучшем случае заработать тысячу баксов и вернуться обратно в Москву. Устроиться куда-нибудь в тот же HR.

Насколько понимаю, Тимур тоже не мечтал, что эта история принесет ему миллиарды. Но она принесла. Сегодня он — на седьмом месте казахстанского списка Forbes с состоянием более двух миллиардов долларов.

Становление Freedom Finance — отдельная большая история. О ней я обязательно расскажу. Пока лишь отмечу, что чутье Тимура сработало. Или это все-таки был план? Фирма, в штате которой состояло всего три человека, считая меня, за несколько лет стала крупнейшей инвестиционной компанией Казахстана. Фактически, заняла весь рынок, а можно сказать, что сформировала его. И собрала все сливки. Это очень благотворно сказалось на толщине наших электронных кошельков. А затем протянула щупальца за границу — открыла филиалы в странах бывшего СНГ, в Германии и, наконец, в США. Вышла на технологическую биржу NASDAQ.

Я был вторым человеком в этой компании — заместителем Тимура по фронт-офису. Это подразделение непосредственно взаимодействует с клиентами. Те самые продаж- ники, которых я раньше видел в американских фильмах про Wall Street, теперь находились в моем оперативном подчинении. Я был успешным менеджером. По крайней мере, наши результаты свидетельствуют об этом. Параллельно начал пользоваться услугами, которые сам же продавал, — играть на бирже. Это и принесло мне мой основной капитал. Как? Простой ответ: я вёл себя самым благородным образом — рисковал.

И был, наверное, самым удачливым клиентом нашей компании. Хотя получилось не сразу. Несмотря на высокий пост, у меня самого никаких акций не было. Чтобы это исправить, Тимур дал мне полторы тысячи долларов: «Вложи куда-ни- будь, а то ты как сапожник без сапог». В 2011 году начинался замес в Сирии. Я рассуждал так: «Сейчас американцы введут войска, цены на нефть взлетят, как во время войны в Ираке». Но нефть не взлетела, и я все потерял.

Через некоторое время накопил 10 тысяч долларов и попробовал вновь. На этот раз все сложилось. Далеко ходить не стал — воспользовался советами наших аналитиков и нашим же доступом к IPO крупных компаний.

Все началось с Twitter. Размещение бумаг прошло как нельзя лучше. В первый же день торгов акции растут на 70%. Я тут же продаю — теперь у меня 17 тысяч. Вкладываю их в авиакомпанию Virgin America — рост на 50%, продажа, и теперь я располагаю 25 тысячами баксов. Через неделю покупаю акции финансовой компании Lending Club — взлет на 100%, и теперь у меня 50 тысяч…

Через полгода я дошел до полумиллиона, а лет за пять — до 10 млн долларов.

Кажется, это невероятная история. Не знаю больше никого, кто умножает свои 10 тысяч долларов в тысячу раз на торговле акциями. У того же Freedom Finance огромное количество клиентов. И, главное, множество сотрудников. Но ни один из них не смог повторить моего успеха. Хотя что им мешало, особенно сотрудникам? Может быть, они просто сами до конца не верили в то, что делают?

Отмечу, что повторить мой успех сейчас куда сложнее. В то десятилетие на IPO одна за другой выходили крупные высоко-технологичные компании, созданные на «бесплатных» деньгах. Теперь ФРС США подняли ключевую ставку до пяти с лишним процентов. На это стартапы Кремниевой долины не рассчитаны. Сейчас они переживают не самые простые времена, им не до первичного размещения.

Кстати, интересно, что бы выросло в Кремниевой долине за последние 25 лет, если бы деньги тамошним стартаперам доставались по 15−20% годовых, как это было у нас в те времена, когда начинали свой путь «Яндекс», «Вконтакте» и другие нынешние российские ИТ-гиганты? Но ладно, проехали. Идем дальше.

Вскоре я выработал свою базовую тактику. По-прежнему вкладывался только в IPO, но теперь продавать акции в первый же день торгов не мог. Это было невыгодно тем, кто размещал бумаги, — их только выставляют на продажу, а они тут же снова к тебе возвращаются. Когда объем операций, совершаемых Freedom Finance, достаточно вырос, наши американские партнеры ввели так называемый lock-up. Это значит, что крупным инвесторам запрещается продавать только что приобретенные акции в течение определенного срока — обычно трех месяцев. Бумаги, которыми торговала Freedom, попадают под эту «заморозку». А значит, в течение трех месяцев я ни на что не могу повлиять.

Главное — честно сказать себе, в чем ты на самом деле разбираешься, а в чем только думаешь, что
разбираешься.

Вот и хорошо, решил я. Дело в том, что у меня «шило в попе». Неусидчивость заставила бы меня ежеминутно хвататься за телефон, проверять состояние дел и принимать необдуманные решения. А в перспективе трех месяцев, как правило, акции всех хороших компаний растут, надо лишь ждать и не дергаться.

Я уже давно не работаю во Freedom Finance, занимаюсь своим бизнесом, но инвестирование по-прежнему обеспечивает мне львиную долю дохода.

Как я принимаю решения о том, акции какой компании приобретать?

Знаменитый Уоррен Баффет однажды сформулировал концепцию под названием «круг компетенций». Ее суть в том, чтобы выбирать для инвестиций бизнес, в котором ты хоть что-нибудь понимаешь. У каждого есть свой круг компетенций, сформированный благодаря образованию или жизненному опыту. Главное — честно сказать себе, в чем ты на самом деле разбираешься, а в чем только думаешь, что разбираешься.

На примере дедушки Баффета — одного из богатейших людей мира — мы видим, что схема рабочая. Вот только мне она не очень подходит. Свое состояние — пусть и маленькое по сравнению с баффетовским — я сколотил, инвестируя в компании, которые занимаются далекими от меня вещами: соцсети, авиаперевозки, да чего там только нет!

Методом проб и ошибок я понял, что в игре на фондовом рынке главное — понять, как работает его логика. Она может быть далека от обывательской, от интуитивно понятной.

Расскажу на примере. Однажды свои бумаги размещал производитель лекарств от рака. Я не очень-то верю в то, что современная медицина способна победить эту смертельную болезнь. Поэтому акции компании не купил. А они выросли на 200%. Было больно.

Тогда я понял, что нужно опираться не на собственные ощущения, а на дискурс, сформированный вокруг продукта. Дискурс создается прессой, финансовыми отчетами, документами ключевых профильных ассоциаций и ведомств. Если условная «Американская ассоциация борьбы с раком» выпускает положительный отзыв о лекарстве — акции производителя, скорее всего, стоит покупать.
Разумеется, за 10 лет работы в инвесткомпании я накопил кое-какой опыт обращения с ценными бумагами. Но суперкрутым специалистом в этой сфере себя не считаю. У меня, так скажем, средний уровень понимания процессов. Тем не менее,

Разумеется, за 10 лет работы в инвесткомпании я накопил кое- какой опыт обращения с ценными бумагами. Но суперкрутым специалистом в этой сфере себя не считаю. У меня, так скажем, средний уровень понимания процессов. Тем не менее, это уже кое-что.

Вдобавок вместо «круга компетенций» я выстроил правильный круг общения. У меня есть возможность обратиться за советом к лучшему финансовому аналитику в Казахстане и к топовым продажникам — бывшим коллегам по Freedom Finance. С каждым из этих людей я общаюсь независимо, иногда перекидывая им аргументы из соседнего чата. Получается своего рода экспертная сеть, замкнутая на меня. Если рекомендации моих советчиков сходятся и при этом совпадают с моим собственным ощущением, я принимаю решение о продаже или покупке акций. Это то самое, о чем я уже говорил, моя сильная сторона — умение использовать сильные стороны других людей.

Баффет — он ведь тоже рисковал. Просто делал это грамотнее остальных.

То есть, я сумел приспособиться к делу таким образом, чтобы компенсировать недостаток своих знаний правильно подобранной командой консультантов. Пусть даже те и не в курсе, что входят в какую-то команду. Тот самый «букет из людей». Все-таки, создание ресурсного круга — важнейший навык для того, кто хочет разбогатеть.

Я дошел до того, что, вопреки советам Баффета, совершенно не вникаю, чем занимается компания, в которую собираюсь вкладывать деньги. Иногда все, что мне о ней известно — тикет, под которым она торгуется на бирже. Четыре буквы. То есть, я даже не в курсе, как называется фирма. Но этого достаточно, чтобы умножать свой капитал.

Единственный пример, когда я инвестировал, руководствуясь своим «кругом компетенций», — это мои вложения в акции Freedom Finance. Я держу эти активы, потому что хорошо знаю Тимура и его команду и верю в них. Это приносит плоды: с начала 2023 года и к моменту написания этого текста компания выросла более чем на 50%.

…Когда на меня свалились первые миллионы, мне казалось, что я выиграл в лотерею. Теперь понимаю, что это было в меньшей степени везение, а в большей — грамотное управление рисками. Хотя поначалу и неосознанное. Первая часть пути проделана мною, что называется, «с широко закрытыми глазами».

Сегодня, прежде чем принять решение, я как следует готовлюсь. Но в инвестировании никогда нельзя застраховаться на 100%. Поэтому даже тщательно подготовленный риск — все равно риск. И его цена, в моем случае, это сумма с шестью нулями.

Баффет — он ведь тоже рисковал. Просто делал это грамотнее остальных. И все равно даже у него без ошибок не обошлось. Но без риска не было бы и богатства. Ведь что такое, в сущности, прибыль? Это всего лишь плата за риск. Кто берет его на себя, тот ее и получает. Наверняка есть люди более умные, чем Баффет, но не такие рисковые. И не такие богатые.

Это, кстати, ответ на вопрос, почему мой умнейший и образованнейший приятель-страховщик, о котором я рассказывал вам ранее, беднее такого неуча, как я. Много раз я предлагал ему инвестировать в акции, но он никогда не мог решиться. Вот вам иллюстрация того, насколько важен риск на пути к успеху. Ты можешь быть миллион раз умен, образован, опытен, талантлив, но если не будешь обдуманно рисковать, то выше определенного уровня никогда не поднимешься.

Итак, к концу карьеры в Freedom Finance у меня было много денег. Значительная часть из них лежала без дела и просто вопила о том, чтобы ее как-то использовали. А карьера фактически достигла пика. Выше по должности был только Тимур, но я никогда не претендовал на его место. Да и не мог бы при всем желании. То есть я оказался заперт в новой для себя зоне комфорта. И чувствовал, что пора покинуть ее.

Когда перешел в статус состоятельного человека, способного позволить себе многое, жизнь заиграла яркими красками. Но теперь эти краски с каждым днем бледнели. Становилось все скучнее и скучнее. Именно так работает зона комфорта. Она убивает тебя медленно, по капле, день за днем выпивая из тебя жажду жизни. И вот ты уже всего лишь бледная тень самого себя. Хотя внешне, может быть, и не изменился.

Нужно было бежать. Близкие говорили: «Пора». «Ты сможешь», — уверяли они. Но я все время откладывал. Боялся. Это как визит к стоматологу — откладываешь до последнего, пока зубы не сгниют окончательно, до острой боли. И знаешь что? Я бы так и не решился. Но судьба инвестировала в меня и выбросила из зоны комфорта. Снова.

Я оказался заперт в новой для себя зоне комфорта. И чувствовал, что пора покинуть ее.

Рассказать о том, что произошло, никому не навредив, не так просто.

Перенесемся сначала в наши дни в подмосковную Лобню. Недавно я приезжал туда в гости к родственникам. Неважно, зачем. Запомнилось: разговор за столом крутился вокруг одной идеи — «сиди тихо, не буди лихо».

Знаешь, я никакой не мажор — из обыкновенной, среднестатистической семьи. И родня у меня — простые люди. Системные.

И, разумеется, небогатые. Я слушал их и думал о том, что они как раз потому и не богатые, что «сидят тихо». Это мышление бедного человека. «Как бы чего не вышло», «От добра добра не ищут» — что там еще есть на эту тему в Словаре фразеологизмов русского языка?

С одной стороны, 2022 год убедительно напомнил, что иногда приходится откладывать все мысли о развитии и тупо спасать свою жизнь. И благополучие своих близких. И тут вроде бы можно согласиться с моими родственниками и миллионами сограждан в том, что «сидеть тихо и не будить лихо» — лучшая стратегия поведения в такой ситуации. Авось, вихри враждебные пронесутся над нами.

С другой стороны, очередные трудные времена показали, что как бы ты ни старался прятаться и не высовываться, зона комфорта рано или поздно все равно схлопнется. По независящим от тебя причинам. Так почему бы не дать себе шанса, особенно в ситуации, когда это не угрожает твоей или чьей-то еще жизни? В любой нормальный день, если не происходит никакого масштабного катаклизма, затрагивающего тебя лично?

Наверное, кто-то сейчас, в 2023-м, когда я пишу эту книгу, ликует в душе: осторожная жизненная стратегия наконец-то оправдала себя. Пригодилась. Но хочется спросить носителей такой идеи — сразу всех, как класс: где вы были последние 20 лет относительной стабильности? Что мешало вам двигаться вперед, умножать блага свои, своей семьи, своей страны? И сам отвечу: то же, что будет мешать вам развиваться и дальше, когда и нынешний конфликт угаснет.

Ты можешь всю жизнь сидеть тихо. Делать вид, что тебя нет. В каком-то смысле это будет правдой — тебя и правда нет, когда ты никак себя не проявляешь. Вместо тебя остается только твой страх. А потом в твою нору прилетит какая-нибудь ракета, которую запустил жестокий враг. Или просто идиот, что целился не туда. А может, это будет метеорит. Или алкаш в норе этажом ниже забудет выключить газ. Или потушить спичку. Или. Или. Или. В любом случае, тебе будет уже все равно.

Не знаю, есть ли судьба. Или над всеми нами довлеет Божий промысел? Закономерна ли наша смерть или случайна? На эти вопросы нет правильного ответа. Но я знаю точно, что пока есть жизнь, ее надо жить. Это единственное, на что мы в силах повлиять.

Из зоны комфорта-2 меня вновь выбили обстоятельства непреодолимой силы. Только на сей раз это была человеческая история. Здесь замешаны и семейная трагедия — не моя, — и, вероятно, какая-то карьерная ревность, и чужие нереализованные амбиции. Буду говорить осторожно, словно пробираясь по минному полю. Ну, с Богом.

Мне повезло: меня выбросило из уютного болота непреодолимой силой обстоятельств.

В какой-то момент я обнаружил себя в состоянии конфликта. Причина — мой отказ «сидеть тихо и не будить лихо». В компании появился новый человек, и устоявшиеся порядки, которые я считал правильными, изменились. Мог бы молча согласиться с этим. Но открыто выступил против и навлек на себя гнев.

Рабочий коллектив, на тот момент уже большой и международный, разбился на группировки. Некоторые люди, формально подчинявшиеся мне, на самом деле выполняли теперь чужую волю. Но была и группа сотрудников, которая объединилась вокруг меня. В какой-то момент, как в сериале «Миллиарды», я мог забрать часть команды с собой и отпочковаться от материнской фирмы. Знаю, что люди были готовы пойти за мной.

Короче, пришлось попробовать на вкус политическую борьбу — и надо сказать, мне понравилось. Почувствовал вайбы фильма «Олигарх», который в свое время произвел на меня сильное впечатление.

Думаю, я мог бы победить в той битве. Оставить, по крайней мере, значительную часть поля боя за собой. Но решил сдаться и отступить. Почему? Во-первых, у этой истории есть по-настоящему трагический бэкграунд, по сравнению с которым меркнет любая наша мышиная возня. Во-вторых, не хотел навредить своему другу и разрушать дело его жизни. В-третьих, я ведь и сам давно думал уйти из компании и заняться собственным делом, но не решался. Короче, в 2020 году я покинул Freedom Finance.

Жизнь постоянно дает тебе шансы. И если будешь «сидеть тихо», то есть, бояться рисковать, ты все эти шансы упустишь.

Думаю, вы ничего не поняли из этого путаного рассказа. А кто в курсе событий, все знает и так. Но мне важно сказать пару слов о человеке, с которым у нас был конфликт. Он по сути и добился моего увольнения. После всех событий я сходил в церковь и поставил за этого человека свечку. Долго решался. Готовился. Сделал. И знаете — после этого жить стало сильно легче. Евангельское «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» сработало как нельзя лучше. Мне удалось посмотреть на нашу лютую грызню с высоты, как на что-то мелкое, несущественное.

Сейчас мы не общаемся, хотя я хотел бы этого. Пользуясь случаем, обращаюсь к своему бывшему оппоненту. Если вдруг ты это читаешь, знай: я совершенно не держу обиды на тебя. Думаю, и тебе не стоит.

…Интересно, что вся эта ситуация не только не рассорила нас с Тимуром, но и вывела наши деловые отношения на новый, более высокий уровень. Теперь мы — партнеры сразу в нескольких бизнесах, которые вполне успешно развиваются. Возможно, они бы никогда и не появились, не будь этой скандальной истории.

Мне повезло: меня выбросило из уютного болота непреодолимой силой обстоятельств. Сначала было страшно, но потом стало намного лучше, чем можно было бы себе представить. Теперь я выучил урок, и, если почувствую, что вновь окажусь в зоне комфорта, постараюсь покинуть ее как можно скорее.

Вывод? Жизнь постоянно дает тебе шансы. И если будешь «сидеть тихо», то есть, бояться рисковать, ты все эти шансы упустишь.

Книга «Деньги не главное, главное - деньги»
Издательство «Бомбора»

Отрывок из книги предоставлен издательством «Бомбора»
Книга в продаже на book.24.ru
Больше книг — в Библиотеке TatCenter

Новости
13 Июля 2024, 16:44

Казань может принять часть соревнований в рамках Игр стран ШОС

Об этом сообщил министр спорта Татарстана Владимир Леонов.

В Казани могут состояться соревнования в рамках предстоящих Игр стран ШОС, заявил министр спорта Татарстана Владимир Леонов, ссылаясь на информацию агентства ТАСС.

В июне этого года министр спорта России Михаил Дегтярев объявил о достигнутой договоренности о проведении Игр на территории России. На данный момент не определен город и формат мероприятия, однако Казань готова выдвинуть свою кандидатуру. Возможно, соревнования будут разделены между несколькими городами.

Ранее сообщалось, что более 25 млн человек посмотрели Игры БРИКС в Казани.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: