Юрий Алаев, «ВиД»: «Запросы читателей расслоились так же резко, как и социальная среда»

В этом году одна из первых деловых газет Татарстана «Время и Деньги» отмечает юбилей. О том, как изменились препочтения читателей деловой прессы с середины 90-х, почему из «ВиДа» не получилось «татарстанского коммерса» и как «падение вкусов» аудитории отражается на численности журналистского коллектива издания в интервью TatCenter.ru рассказал генеральный директор ЗАО «Время и Деньги» Юрий Алаев.

алаев — В этом году газете «Время и Деньги» исполняется 15 лет. Насколько изменилась газета за это время?

— Не раз изменилась, прежде всего внешне. Начинали в «большом» формате — А-2, выходили 5 раз в неделю в черно-белом варианте, была довольно сложная система разделов и рубрик, соответственно, и вёрстка, а после всеобщего кризиса 1998 года ушли на формат А-3, который, как принято было считать, больше приличествовал таблоидам, так называемой «желтой» прессе. Вскоре после этого, всем назло, как говорится, перешли на полноцветную печать внешних станиц, а в некоторых случаях — по большим праздникам и при соответствующих заказах рекламодателей — делаем полноцветными и внутренние страницы.

Смена формата повлекла за собой и некоторое упрощение вёрстки, внешнего вида газеты в целом, но это общая тенденция: сегодня в половинном от привычного некогда «большого» формата выходят многие деловые газеты и вообще «серьезные» издания — во всём мире так.

На самом деле гораздо важнее то, что газета изменилась и содержательно и не во всём, к сожалению, в лучшую сторону. Можно сказать, что это стало следствием «падения вкусов» аудитории деловых изданий, а можно — что это результат ужатия журналистского коллектива; оба обстоятельства имеют место и, более того, они взаимосвязаны. Иными словами, если у публики из года в год снижается привычка к серьёзному чтению, то есть падает спрос на издания вроде нашего, то падают, соответственно, и доходы редакции, а значит, приходится ужиматься в расходах, в том числе на журналистов. Печальная тенденция, но она также всеобщая, и редкие исключения только подтверждают правило.

— Кто был инициатором такого названия газеты — «Время и деньги»?

— Вообще-то, когда весной 1995-го года меня, тогда главного редактора «Известий Татарстана», пригласил президент Татарстана Шаймиев и поставил вопрос, могу ли я преобразовать «ИТ» из органа Верховного Совета и Кабинета министров РТ, то есть общественно-политического официального издания, в деловую газету, «татарстанский «Коммерсант», как Минтимер Шарипович выразился, у нас в газете была такая рубрика — «Время и Деньги», под ней размешался мониторинг валютного и фондового рынков. Президент предложил назвать новое издание «Предприниматель», мне оно показалось громоздким даже просто по начертанию «шапки», в результате мы сошлись на «ВиД».

Увы, татарстанского «коммерса» не получилось. В значительной степени потому, думаю, что Казань — это всё же не Москва с её концентрацией финансовых и людских ресурсов, а в главном, возможно, потому, что Минтимер Шарипович предложил хорошую идею, но забыл «подвести» к нашей газете татарстанского Березовского, как это было сделано на федеральном уровне в стадии становления ИД «Коммерсант». А начинать проект, не имея капитала для старт-апа — это, знаете… Прекраснодушие, скажем так. Но мы стартовали тем не менее.

— Какова сегодня ваша читательская аудитория? Насколько деловая аудитория 90-х отличается от сегодняшней?

— В принципе, аудитория та же: это топ-менеджеры предприятий и организаций, руководители органов госвласти и управления, в небольшой части — так называемая техническая и творческая интеллигенция. В то же время, по нашим ощущениям и не частым, к сожалению, замерам с помощью социологических опросов, в аудитории газеты несколько возросла доля представителей среднего бизнеса (люди из малого, складывается впечатление, газет уже не читают) — за счёт исчезающей интеллигенции, и пусть не на много, но уменьшилось количество «генералов» бизнеса. Они, на самом деле, никуда от «ВиД» не ушли, но предпочитают не подписку на газету, а выборки и распечатки с сайта, которые им готовят помощники.

В целом же очевидно, что аудитория стала более разборчивой — как в силу приобретенного опыта и возросшего уровня образованности в сфере бизнеса, так и в связи с возросшей конкуренцией на рынке СМИ, развитием Интернета.

— Рассматриваете ли вы Интернет как конкурента печатным СМИ?

— По большому счёту и в обозримом периоде времени — нет, во всяком случае, применительно к России. Что бы кто ни говорил, а доходы от on-line издания и бумажного соотносятся сегодня в пропорции 10 к 90, и эта пропорция справедлива, насколько я знаю, и в Западной Европе, и в США. Говорить пока можно о том, что выросло поколение, не готовое платить за информацию; молодняк в массе своей просто обходится без того, что нельзя бесплатно получить из Интернета. В этом смысле Интернет — это конкурент, конечно. К слову, телевидение тоже всё больше начинает «попадать» на этом: хоть за него и не надо платить, кроме как за кабельное, сформировался уже мощный слой молодых людей, которые ТВ не смотрят принципиально.

— Каковы дальнейшие планы развития издания?

— Знаете, по-моему, газетно-журнальный бизнес в Татарстане — и в России в целом — находится сейчас в таком состоянии, что мало кто рискует строить, а тем более громогласно объявлять какие-то долгосрочные планы. Может быть, это не относится к изданиям, финансирующимся из госбюджета, но к тем, кто живёт только на собственные доходы, как наше, — определённо. Поясню: в структуре доходов «ВиД» более 80\% занимают доходы от рекламы, но как можно рассчитывать на их рост, если бизнес-климат в стране становится не мягче, а всё суровее? Кроме того, с разной скоростью, но происходит переток рекламы от ежедневных газет в «глянцевые» журналы, еженедельники, да и в on-line издания.

Кстати, именно с учётом названных тенденций мы в конце прошлого года приобрели франшизу у федерального «Бизнес-журнала» и с января начали выпуск на территории Татарстана этого журнала с республиканской вкладкой переменного объема — от 16 до 64 страниц. Так что в планах, говоря в общем, развитие издающей компании «ВиД» по трем, а не одному, направлениям: ежедневная газета «Время и Деньги», ежемесячный — «толстый» и глянцевый — Казанский Бизнес-журнал и сайт www.e-vid.ru, который, теперь будет представлять собой не просто он-лайновую версию газеты, но будет пополняться также новостями по мере их поступления и PDF-версией журнала. Январский номер желающие могут посмотреть на сайте прямо сейчас.

— У Вас большой опыт в сфере журналистики. Насколько сегодняшний рынок СМИ удовлетворяет запросы читателей?

— Мне кажется, что запросы расслоились так же резко, как и социальная среда. Очень значительной части людей современные российские СМИ вообще «до лампочки», но в то же время есть чётко структурированные группы, которые ищут и используют информацию в строго прагматичных целях, бизнесовых, в том числе. Так что у нишевых изданий есть, по-моему, сравнительно хорошие перспективы. Однако надо понимать, что специальная информация по определению стоит дорого, причём сначала — тем, кто её добывает и распространяет, а уже потом — тем, кто её покупает. А эластичность спроса — тонкая материя, легко ошибиться, рассчитывая предел.

— Как бы Вы охарактеризовали ситуацию, которая сложилась на рынке деловых изданий Татарстана?

— Во-первых, надо сказать, что таких изданий в республике — раз, два и… Если смотреть не на названия, а на содержание. Почему? алаев Потому что, как любит говорить Минтимер Шарипович Шаймиев, если ты «не при делах», не при власти или провластных структурах, — будешь влачить или уйдешь с базара. За последнее десятилетие государства в России стало очень много в жизни общества и в бизнесе, а Татарстан здесь — не исключение, а первопроходец. Но позволю себе очень осторожно высказать оптимистическое ощущение: кое-что начинает меняться в лучшую сторону, причем — от противного, то есть как раз потому, что в бизнес-среде уже начинает булькать и закипать. Как ни странно, верхи, впервые за упомянутый период, начинают, кажется, слышать, что там творится — под крышкой котла. Говоря языком политологов, в повестку дня становится осознанная необходимость смены парадигмы развития.

— В 2003 году в интервью порталу TatCenter.ru вы говорили о том, что качественная пресса по определению не может быть доходной. В виде примера вы привели «Таймс», который выпускается не ради прибыли, а для поддержания реноме и в качестве инструмента политического влияния. Ваше мнение с того времени не изменилось? Качественная пресса по-прежнему не может быть доходной?

— Традиционное, на бумажном носителе издание, рассматриваемое отдельно, — нет, я по-прежнему так думаю. Есть высококачественные и при этом доходные информационные агентства, им не надо тратиться на печать и распространение тиража, есть доходные издательские дома, в которых наличествуют качественные газеты и (или) журналы, часть расходов которых покрывается за счёт доходов «бульварных» изданий ИД и сопутствующих бизнесов. Есть, наконец, Financial Times, газета, которая самодостаточна в силу своей уникальной позиции в глобальном, подчеркиваю, в глобальном масштабе. Но это — из разряда исключений. Правда, я сейчас наблюдаю за одним российским проектом, который, возможно, заставит меня изменить точку зрения на поставленный вопрос. Там принцип тот же, что реализован FT, — получить плюсовую рентабельность через снижение издержек на экземпляр тиража благодаря более-менее масштабному и равномерному распространению по территории всей России, а не в пределах Москвы и Питера, как это имеет место в случае с «Коммерсантом» или «Ведомостями», например, да и с подавляющим большинством других деловых федеральных изданий.

— Как Вы оцениваете сегодняшнее состояние рекламодателей? Насколько специфичен рекламодатель деловых СМИ?

— Не вижу ничего особенного. Читатели деловых СМИ — это, по идее, люди с хорошими деньгами, у которых есть жены, любовницы, дети, увлечения. Естественно, что такой аудитории рекламодатели будут охотно представлять продукты, работы и услуги люксового уровня, премиум-класса, но линейка та же: банковские и страховые услуги, авто, здоровье, обучение, развлечения… Ну, не «Золотую семечку» будут рекламировать, а Monini — всё равно масло. Единственное принципиальное различие, на мой взгляд дилетанта в сфере рекламы, — это то, что в деловой прессе побольше рекламы имиджевого характера, когда у рекламодателя всё есть, как говорится, но он должен постоянно присутствовать в поле внимания людей своего круга.

Что до состояния… Статистика говорит, что рынок восстанавливается после кризиса, но опросы редакторов российских газет осенью прошлого года (более свежих не видел) показали, что они не ощутили роста доходов. Я с этой оценкой согласен. И еще одна неприятная черта, которую надо, наверное, отметить, — это отчаянное демпингование со стороны глянцевых, но маргинальных изданий. Люди искажают и рушат таким образом рынок, в конечном счёте загоняя в западню и себя, но не хотят или не могут этого понять.

— Существует мнение, что сегодня рынок журналистов закончился, начался рынок главных редакторов. Вы согласны с этим?

— Вы хотите сказать, что спрос на журналистов превышает предложение, а с главными редакторами ситуация прямо противоположная? Если так, то согласен. Главных сегодня — пруд пруди, а грамотно составить информацию некому, не говоря уж о написании аналитического материала. И грустно, и смешно.

— Союз журналистов РТ в республике существует уже более 90 лет. Какую роль организация играет в журналистском сообществе Татарстана?

— Я очень хорошо отношусь к председателю татарстанского СЖ Римме Ратниковой и поэтому воздержусь от прямого ответа. А вообще, вопрос всероссийский: давным-давно, по-моему, надо было превратить пресловутый «творческий» союз в профессиональный — с обязательными ежемесячными взносами с членов, с набором коммерческих структур, доходы которых, наряду с членскими взносами, могли бы решать вопросы материальной и юридической помощи хотя бы ветеранам журналистского цеха, журналистам, пострадавшим в результате отправления своих должностных обязанностей, в том числе от произвола самодуров-редакторов и владельцев СМИ.

— Как Вы оцениваете уровень подготовки молодых журналистов? Соответствуют ли их знания и профессиональные навыки работе в деловом СМИ?

— Насколько я знаю, именно на деловые СМИ студентов журфаков вообще не нацеливают. Во всяком случае, мне не приходилось таких встречать. А уровень подготовки журналистов в вузах такой же, как был и 20, и 30 лет назад, и такой же, примерно, как и на других факультетах: выпускник приходит на производство, пару лет доучивается непосредственно «у станка» и только потом становится полноценным специалистом. А нередко — не становится и тогда.

— Не так давно страна активно обсуждала нападение на обозревателя «Коммерсанта» Олега Кашина. Еще раньше нападению подвергся редактор «Химкинской правды» Михаил Бекетов. Были ли в вашей практике в газете или на телевидении «опасные» материалы или темы?

— В газетной практике была пара-тройка моментов, когда мы вынуждены были копировать и рассовывать по разным сейфам в разных точках города аудиозаписи и документы к журналистским материалам, чтобы минимизировать опасность для автора и редакции. К счастью, «контрагенты» оказывались вменяемыми, и когда до них доводилась информация о наших мерах, ситуация не переходила в плоскость уголовщины. На местном ТВ такого не могло быть по определению — не то место и не та жанровая палитра.

алаев — Какие темы на Ваш взгляд можно отнести сегодня к наиболее актуальным?

— Атомизация российского общества. Люди перестают ощущать себя частью чего-то целого — народа, страны, произошла подмена ценностей, царит временщичество. Очень опасная ситуация. Применительно к деловой прессе — это, по-моему, тема приоритетов. Пока власти руководствуются тем, что надо всё, что можно и что нельзя, сложить в кубышку, а там уже делить и сидеть в ожидании очередного «черного дня»; пора бы попробовать поменьше взять сегодня, в виде тех же налогов и сборов, чтобы получить сторицей завтра.

— В одном из интервью Вы говорили о том, что ритм жизни необходимо менять время от времени. И вполне справедливо отметили, что в редакционной работе много текучки, суеты. С переходом на должность генерального директора ЗАО «Время и Деньги» что изменилось в вашей жизни?

— Для начала уточню, что должность гендиректора была за мной и в пору непосредственного руководства редакцией. Просто осенью 2009 года мы разделили хозяйственную и творческую, так сказать, функции. Что изменилось? Ну, суетиться, соответственно, стал поменьше, почто полтора года уже, как не вычитываю в ежедневном режиме материалы для газеты, не вмешиваюсь в оперативное управление редакцией. Иногда позволяю себе обратить внимание шеф-редактора на какой-то материал или тему, поговорить об этом с тем или иным сотрудником — не более того.

Правда, с запуском Казанского Бизнес-журнала всё, похоже, возвращается, но ежемесячный журнал — это всё же не ежедневная газета, хотя тут хватает своих заморочек.

— Время — это деньги. Какое времяпрепровождение Вы предпочитаете и почему?

— Тратить деньги, которых нет, то есть время. На что? Да всё на то же, — на чтение, в основном, и на письмо, на хорошую музыку. В круг чтения, в котором последние годы преобладали «актуальные авторы» вроде Пелевина, Полякова, Вербера, Уэльбека или Фаулза, вдруг вновь вернулись Бунин и Лев Толстой, в очереди — любимый со студенчества Фолкнер. Наверное, это возрастное. ТВ не смотрю почти, только новости (по профнужде) и некоторые спортивные программы, спортом тоже почти не занимаюсь, если не считать обязательного бассейна и упражнений по очистке от снега машины. С удовольствием, хотя и реже, чем раньше, встречаемся с друзьями за «рюмкой чая». Словом, скучное времяпрепровождение, обывательское.

Фото Рамиса Гильмутдинова

Новости
04 Июня 2020, 11:03

Соблюдение рекомендаций Роспотребнадзора для гостиницы в РТ обойдется в 9 млн рублей

Это при учете, что у отеля есть категория «4 звезды», а его вместимость составляет 150 номеров.

Соблюдение рекомендаций Роспотребнадзора на фоне пандемии коронавируса для гостиницы в Татарстане обойдется в среднем в 9 млн рублей. Это при учете, что у отеля есть категория «4 звезды», а его вместимость составляет 150 номеров, пишет ТАСС со ссылкой на данные ассоциации отелей Казани и Татарстана.

Отмечается, что при этом месячный оборот отеля составляет 11−13 млн рублей при условии месячной загрузки 60−65% и хорошей средней цене за номер. Сейчас загрузка отелей находится на уровне 5−10%.

Ранее Роспотребнадзор опубликовал рекомендации по профилактике коронавируса для гостиниц, хостелов и других мест временного проживания. Организациям рекомендовано заселять в номер одного постояльца или семью.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: