Резеда Ахиярова: «Я постаралась вложить в оперу всю свою душу»

Опера Резеды Ахияровой «Любовь поэта" — одна из самых долгожданных постановок, национальные оперы давно не ставились на сцене Татарского государственного академического театра оперы и балета имени М.Джалиля. Премьерный спектакль, который состоится 18 ноября, открывает новую страницу в истории татарского музыкального театра.

Идея о создании оперы, посвященной жизни великого татарского поэта Габдуллы Тукая, возникла в 2000 году. К плотной работе над произведением композитор Резеда Ахиярова, автор либретто, поэт Ренат Харис и постановщик Алексей Степанюк приступили в 2002 году. В основе сюжета оперы — красивая история любви Габдуллы Тукая к Зайтуне Мавлюдовой, дальней родственнице друга Тукая Фатыха Амирхана. Кроме того, «Любовь поэта» станет первым казанским оперным спектаклем, в котором в качестве сценического оформления будут задействованы видеопроекции и компьютерная графика.

Резеда Закиевна, Ваши произведения входят в программы фестивалей современной музыки, звучат в драматических спектаклях, исполняются на эстрадных концертах. В этом году впервые ваша музыка прозвучит с оперной сцены. Как возник интерес к этому жанру?

Для того, чтобы посметь приступить к опере, к самому сложнейшему жанру музыкального искусства, композитору нужно накопить определенный опыт работы. К вокальной музыке я обратилась после окончания консерватории и не изменяю этому жанру всю свою творческую жизнь. Кроме того, меня всегда привлекала магия театра, я с большим интересом работала над мюзиклом для кукольного театра, писала музыку для драматических спектаклей. Наверное, потому музыкальных проблем при написании оперы у меня не возникало. Единственное — мне нужно было выбрать точный музыкальный язык. Я прекрасно понимала, что не могу писать языком Пуччини и Верди, которых я обожаю. Осознавала, что это должна быть опера XXI века. Я постаралась вложить в оперу всю свою душу. Старалась писать красивую, теплую, мелодичную музыку. Думала о публике, которая придет в театр, чтобы получить удовольствие, чтобы насладиться музыкой. Для меня очень важно понимание зрителей. Наверное, это самое главное для композитора.

Есть музыкальная байка о том, что первый концерт Генделя в Лондоне не имел успеха, но сам композитор, ничуть не расстроившись, невозмутимо заявил: «В пустом зале музыка звучит лучше». А где звучит лучше Ваша музыка? Каким должен быть зал, какой должна быть публика?

Я не представляю, что моя музыка будет звучать в пустом зале. У меня такого никогда и не было. Один из моих соавторов, поэт Роберт Миннулин, как-то сказал: музыка Резеды требует огромных слушательских аудиторий. Это касается моей эстрадной музыки. Она написана для массового слушателя, и хорошо воспринимается именно в больших залах. Я свидетель таких концертов: зрители очень живо реагируют, подпевают, хлопают. На современных фестивалях все иначе, там и залы меньше, и публика более требовательная — композиторская, музыкальная. Знаете, есть стереотип, что простая публика с трудом воспринимает серьезную музыку. Это не так. Неподготовленные зрители реагируют живо и непосредственно, у них открыты сердца. Они хотят слушать хорошую музыку. Я всегда, когда пишу, рассчитываю на определенную публику. Предчувствую, как это будет воспринято слушателем. И для меня это очень важно. Когда работаю над эстрадными песнями, знаю, что их будут слушать простые люди. И я должна их радовать. Но в то же время не потакать вкусам, не опускаться до какого-то низкого уровня. Конечно, имеет значение и мнение музыкантов, которые исполняют мои произведения.

Не секрет, что в детстве многих будущих музыкантов усаживают силой за инструмент. Выдающийся пианист Николай Петров, к примеру, рассказывает в интервью, что любовь к прекрасному в него «вбивалась». Резеда Закиевна, а как музыка входила в Вашу жизнь?

Я родилась в деревне, а когда мне исполнилось пять лет, наша семья переехала в Казань. Мои родители всегда стремились к новым знаниям, к получению образования. И они решили, что я должна учиться музыке. А возможно, просто последовали общему увлечению — в то время среди интеллигенции было модно отдавать детей в музыкальные и художественные школы. Так я начала учиться в 7-й музыкальной школе по классу скрипки. Очень хорошо помню тот день, когда мне для занятий купили фортепиано. Я никогда в жизни не видела этого инструмента, поскольку росла в деревне, да и у городских знакомых фортепиано не было. У меня до сих пор перед глазами этот момент — в нашей квартире стоит красивое фортепиано, такое блестящее, черное, с белыми клавишами. Это было потрясающе. Оно мне показалось таким необыкновенным, что захотелось к нему прикоснуться. Помню, я сразу стала пробовать звуки, проверять, как звучит инструмент.

Видимо, родители как-то интуитивно угадали с выбором именно музыкальной школы — я всегда занималась с удовольствием. Может, не всегда была усидчива, не всегда готовила домашние задания — бывало, что выполняла их прямо перед уроком. Но никогда не считала, что музыкальная школа — это каторга, никто в меня музыку не вбивал, не заставлял. Все это давалось мне очень легко. Более того, я совмещала занятия музыкой с учебой в спецшколе с немецким языком. Потом поступила в музыкальное училище, и — как логическое завершение — в консерваторию.

Резеда Закиевна Ахиярова родилась 1 июня 1956 года в деревне Верхнее Яркеево Илишевского района Башкирской АССР. В 1975 году окончила теоретическое отделение Казанского музыкального училища. Затем продолжила обучение в Казанской государственной консерватории по специальности «композиция» (класс профессора Р. Белялова), по оркестровке (класс профессора Н. Жиганова), которую окончила в 1980 году с дипломом с отличием.

Композитор Резеда Ахиярова — автор оперы, симфонических, вокально-симфонических и камерно-инструментальных произведений, музыки для драматических и кукольного театров, популярных эстрадных песен и романсов. Ее сочинения входят в репертуар всех ведущих исполнителей республики. Произведения Резеды Ахияровой с успехом исполняются в Москве, Санкт-Петербурге, городах Поволжья и Приуралья, а также за рубежом.

С 1988 года Резеда Ахиярова является членом правления Союза композиторов Республики Татарстан, трижды избиралась делегатом съездов композиторов СССР и России, на протяжении многих лет являлась членом художественного совета Татарского радио, председателем и членом жюри многочисленных республиканских и международных конкурсов. Заслуженный деятель искусств Республики Татарстан (1993), Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (2003).

Как Вы относитесь к профессионализации композиторского образования? Композитор Леонид Любовский считает, что в дипломах выпускников консерватории не следует писать слово «композитор», поскольку выучить композитора нельзя, никто не может дать гарантию человеку, что он стал композитором, или будет им. Согласны ли Вы с коллегой? Можно стать композитором без соответствующего образования и особого таланта исполнения собственных произведений?

Я абсолютно согласна с Леонидом Зиновьевичем. Композитор — профессия уникальная, штучная. И нет никакой гарантии, что человек, окончивший консерваторию, будет композитором. Вот, к примеру, вместе со мной выпускались еще четыре человека, но из них композитором никто не стал. А с курса старше — все стали композиторами. Такие явления случаются. Что означает «стать композитором»? Допустим, сегодня в Союзе композиторов есть авторы известные и популярные, а есть те, чьи произведения мало исполняются, или публика их не принимает. Но пройдут годы, века, и неизвестно, чьи имена останутся в истории, произойдет еще больший отбор. Это очень сложный процесс.

Одно могу сказать — для композитора мало быть одаренным человеком, мало быть хорошим мелодистом. Не может быть композитором человек, не получивший того объема знаний, который дает консерватория. Настоящий композитор должен знать технику, владеть оркестровкой, должен сам быть великолепным музыкантом. Тут нужна серьезная профессиональная подготовка.

Резеда Закиевна, если говорить о Ваших музыкальных пристрастиях, кого из композиторов Вы можете назвать своим кумиром?

Я люблю чувственную музыку. Музыку, написанную от души, наполненную красотой. Для меня символ музыки — это Моцарт. Светлый гений. Один из немногих, кто не «вымучивал» произведения, а создавал их легко. Люблю Бетховена и вообще всю венскую классику. Мои оперные кумиры — итальянцы Верди и Пуччини. Из русских композиторов люблю Чайковского, Рахманинова, Стравинского, Прокофьева.

А вот среди современных композиторов таких кумиров у меня нет. Авангардная музыка мою душу не всегда трогает. Хотя, будучи современным композитором, я сама пишу такую музыку, и участвую в международных фестивалях. Но здесь мне больше интересна музыкальная техника. Модернистская музыка — не моя стихия.

Есть жанры, музыкальные направления, за которые Вы не станете браться? От какой работы откажетесь?

Я никогда не отказываюсь от работы. Люди, которые ко мне обращаются, знакомы с моим творчеством, знают, что я справлюсь с задачей. Тут многое зависит от отношения к работе. Я всегда стараюсь к каждому заказу отнестись с особой теплотой, проникнуться ситуацией. Так, например, было с заказом дирекции компрессорного завода — к юбилею меня попросили написать гимн. Я мало что знала о деятельности предприятия, но мне очень понравились стихи, которые работники написали к юбилею завода — такие теплые, душевные. И чтобы узнать, какие люди там работают, увидеть их лица, я поехала на завод, директор водил меня по цехам. Так, помимо гимна родилась еще и песня. И настолько удачно, что, говорят, мои произведения прижились на заводе, исполняются. Много бывает разных заказов, просьб. Знаю, что когда обращаются музыканты, певцы, поэты, то это всегда будет сыгранно, всегда востребовано. Потому не отказываюсь.

Ваше произведение, посвященное событиям 11 сентября и исполненное на международном фестивале «Европа-Азия», было написано по заказу исполнителей?

Собственно, я не собиралась писать это произведение. Тут возникло стечение обстоятельств. Через несколько месяцев после трагедии 11 сентября я увидела по телевидению передачу, которая меня потрясла. Это были жуткие кадры: подземные стоянки под разрушенными домами, застывшее метро, машины, покрытые слоем пыли, к которым после работы должны были спуститься люди… Именно эта съемка, а не те знаменитые кадры, в которых самолеты пронзают здания и они рушатся, произвела на меня ошеломляющее впечатление. Примерно в это же время шла подготовка к международному фестивалю «Европа-Азия». И когда я узнала, что американские музыканты Ася Мешберг и Филипп Башор хотят исполнить на фестивале мое произведение, у меня сразу возникла мысль об этом сочинении. Так все совпало — мое впечатление от увиденного, фестиваль, заявка музыкантов. И появилось произведение для скрипки, виолончели, кларнета и фортепиано «Свидетель из Нью-Йорка».

Резеда Закиевна, а как принимают Вашу музыку за рубежом?

Хорошо принимают. Думаю, европейской публике понятен мой музыкальный язык. Мои произведения исполнялись в Америке, в Германии, в Австрии. Эстрадные песни в исполнении Венеры Ганеевой звучали в Париже, когда там проходили Дни культуры Татарстана во Франции. Было интересное сотрудничество со шведским гитаристом, для которого я написала два произведения — «Вечер в дюнах» и «Тартар аллегро». Есть предложения о сотрудничестве с немецкими, французскими, швейцарскими исполнителями. Но сейчас меня захватила работа над оперой, поэтому на некоторые заказы просто не успеваю откликнуться.

Автор либретто оперы «Любовь поэта» Ренат Харис — один из ваших постоянных соавторов…

Да, нас связывает многолетнее творческое сотрудничество. А познакомилась я с Ренатом Харисом, когда училась в 7 классе. Моя мама узнала, что в детской газете «Яшь ленинчы» — «Юный ленинец» публикуются стихи юных талантливых поэтов. И мы решили предложить для публикации в газете мою песню «Тан» («Заря») на слова Равиля Файзуллина. В редакции нас отправили к ответственному секретарю — Ренату Харису. Так состоялась наша первая встреча. Моя песня понравилась, ее опубликовали. А Ренат Харис с тех пор начал следить за моей творческой судьбой. Потом мы встретились на КАМАЗе, там проходил выездной фестиваль музыки композиторов Татарстана. Я была выпускницей консерватории, и на фестивале исполнялось мое произведение. Ренат Магсумович к тому времени занимал должность заместителя министра культуры ТАССР. Ему понравилась моя музыка, он предложил мне свои стихи — так началось наше взрослое сотрудничество. У нас много совместных работ: песни, романсы, есть кантата, ода, вокально-симфоническая поэма, а теперь вот и опера. Меня всегда восхищала его образная, осмысленная, глубокая, духовно наполненная поэзия. А Рената Хариса устраивает мир моей музыки, поэтому со всеми своими творческими замыслами он обращается ко мне. Работать с ним очень легко и интересно. Сегодня у нас есть еще одна большая творческая задумка — возможно, это будет балет.

Резеда Закиевна, Ваша творческая жизнь многогранна и насыщенна. Остается у Вас время на увлечения, хобби?

Всю свою жизнь я храню преданность музыке, отдаю ей себя всю без остатка. А размениваться, увлекаться попутно чем-то другим я не умею. Кроме того, и времени ни на что другое не остается. Профессия композитора — это огромный труд. Мне мама всегда говорила: «Ты должна быть композитором, у тебя все для этого есть». А я отвечала, что это не женская профессия, что нет таких женщин-композиторов, как, скажем, Моцарт. Я всегда чувствовала, что эта профессия сложная, что помимо таланта нужно иметь много других качеств. У композитора должен быть особый характер, сильная воля, умение не сдаваться, не пасовать перед сложностями, настойчивость, работоспособность.

Я получаю большое удовольствие от своей работы, от общения с интересными талантливыми людьми. Когда у меня есть работа, есть музыканты, которые хотят играть мою музыку, певцы, которые хотят исполнять мои песни — я чувствую свою востребованность. А это самое главное. И не только для творческого человека. В любой профессии важно быть востребованным. Я сделала для себя такое жизненное наблюдение — если человек правильно определился с выбором профессии, он получает от своей работы огромный заряд. А ощущение, что ты нужен, любим, востребован, отдается бумерангом, стимулирует к дальнейшей работе.

Новости
18 Февраля 2019, 12:06

Tawazun проинвестирует в Aurus € 110 млн

Массовую сборку автомобилей Aurus наладят в Татарстане в 2020 году.

Фонд обороны, безопасности и развития Tawazun (ОАЭ), ФГУП «НАМИ» и Sollers подписали соглашение о вхождении фонда в число участников ООО «Аурус» с долей 36%, Tawazun также станет генеральным дистрибьютором марки в регионе и проинвестирует в компанию в общей сложности € 110 млн в течение ближайших трех лет.

«За счет этих средств будут осуществлены инвестиции в организацию полномасштабного серийного производства автомобилей Aurus, в их локализацию, а также в развитие дистрибуции на международных рынках», — отметил глава минпромторга Денис Мантуров.

Напомним, массовая сборка автомобилей Aurus будет налажена в ОЭЗ «Алабуга» Елабужского района Татарстана с середины 2020 года.

ФГУП «НАМИ» останется разработчиком автомобилей бренда Aurus и сохранит 63,5% в компании, доля Sollers в ООО «Аурус» сократится до 0,5%, передает Прайм.

Справка

Автомобили Aurus — рыночное название проекта "Кортеж" — семейства автомобилей класса "люкс" на единой модульной платформе для первых лиц государства, в него входят лимузин, седан, минивэн и внедорожник. Он реализуется госинститутом НАМИ при содействии группы Sollers Вадима Швецова и зарубежных партнеров.

Вложения государства в проект составили 12,4 млрд рублей. В розничной продаже машины семейства "Кортеж" появятся под брендом Aurus в 2019 году. Их ориентировочная цена будет начинаться от 10 млн рублей.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: