Новости
28 Марта 2005, 16:55

Мировые валютные резервы стали угрожать курсу доллара

В последние месяцы центробанки многих стран заявляли о готовности диверсифицировать валютные резервы. Это воспринималось рынками как намерение сократить долю долларовых активов. Между тем центробанки, накопившие большие резервы, постепенно превращаются в управляющих. И эта метаморфоза может оказать медвежью услугу американской валюте.

В конце 2004 г. зампред Банка России Алексей Улюкаев заявил о возможном увеличении доли евро в золотовалютных резервах. В конце февраля с подобной идеей выступил Банк Кореи, а в марте настала очередь премьер-министра Японии Дзюнитиро Коидзуми, который сказал парламентариям, что стране необходимо диверсифицировать валютные резервы, «оценив, какие вложения доходны, а какие надежны, и приняв взвешенное решение». В марте же руководители центробанков Китая и Индии заявили, что постоянно обсуждают вопрос диверсификации резервов. Отчет Банка международных расчетов подтверждает, что эти банки уже начали действовать: в Индии доля доллара в резервах за три последних года снизилась с 68\% до 42\%, в Китае — с 83\% до 68\%.

Мировые центральные банки накопили уже $ 3,4 трлн. резервов. По данным на конец 2003 г., это составляло почти 14\% мирового ВВП, тогда как 10 лет назад — около 4\%, а в 1960 г. — менее 2\%. Но центробанки вполне могут обойтись гораздо меньшей суммой: аналитики Merrill Lynch оценивают избыток резервов в $ 1,5 трлн.

У каждой страны свои представления о том, сколько нужно иметь резервов, чтобы быть уверенным в стабильности национальной финансовой системы. Частично столь значительный рост резервов объясняется чередой экономических кризисов в последнее десятилетие, частично — реакцией на возросшую мобильность мирового капитала. Кроме того, центробанки, прежде всего азиатские, стараются не допустить роста своих валют по отношению к доллару, подрывающего конкурентоспособность национальных экспортеров. Для этого центробанки скупают доллары на внутренних рынках и инвестируют их в низкорискованные, но и низкодоходные активы — казначейские облигации США, облигации федеральных агентств США, инструменты денежного рынка и банковские депозиты. Так же поступает и Банк России.

Излишек резервов приводит к возникновению «нового класса валютных инвесторов — это центральные банки», говорит Алекс Пэйтелис, старший валютный аналитик Merrill Lynch. Большой объем низкодоходных долларовых активов, стоимость которых к тому же тает из-за снижения курса доллара, начинает надоедать банкирам. В 2004 г. Европейский центральный банк понес убыток в 1,64 млрд евро ($ 2,1 млрд.), что в значительной степени объясняется ослаблением доллара. Некоторые банки стали выделять часть резервов для более активного управления ими. Например, из 100 млрд. франков ($ 84,2 млрд.), которыми располагает ЦБ Швейцарии, 30 млрд. франков ($ 25,2 млрд.) могут быть инвестированы в более рискованные активы, включая корпоративные облигации и акции, и не только американские.

Правительство Южной Кореи намерено создать Korea Investment Corporation (KIC). Правительство намерено использовать валютные резервы, превышающие $ 200 млрд, более эффективно, говорит замминистра финансов Кореи Чин Донг Со. «Многие экономисты говорят, что $ 150 млрд — вполне достаточно», — отмечает он. KIC, которая, как ожидается, к 2012 г. будет иметь $ 100 млрд, будет работать на мировых финансовых рынках; частично функции по управлению резервами будут переданы крупным международным инвестиционным компаниям (в этом году они получат уже $ 20 млрд). А Тайвань, имеющий резервы почти на $ 250 млрд, планирует использовать их для помощи местным компаниям в закупке оборудования и прав на интеллектуальную собственность за рубежом.

Некоторые страны давно пошли по такому пути. Сингапур в 1981 г. создал Government of Singapore Investment Corporation (GIC), которая сейчас располагает активами на $ 100 млрд. Норвегия в 1990 г. создала при центробанке Нефтяной фонд, в который идет часть доходов от экспорта нефти; первые поступления пришли в 1996 г., и сейчас в фонде $ 165 млрд. Обе организации инвестируют в долгосрочные облигации и акции. GIC сама управляет активами, а Нефтяной фонд Норвегии пользуется услугами как местных управляющих ЦБ, так и иностранных.

«GIC и Банк Норвегии находятся на переднем крае современной системы управления активами денежными властями, — говорит Роналд Лайард-Лишинг, партнер управляющей компании Pareto Partners. — Ранее они обычно инвестировали в краткосрочные гособлигации. Сейчас они работают с более рискованными активами и становятся больше похожи на управляющие компании». Российский стабилизационный фонд, в котором сейчас 700 млн руб. ($ 25,5 млрд), — аналог норвежского. Вопрос использования средств стабфонда сейчас только прорабатывается в российском правительстве.

Более активное управление резервами может существенно изменить расклад на финансовых рынках. «Поскольку большинство центробанков держат свои резервы в долларах, диверсификация означает: продавай доллары, покупай евро и иены», — говорит Боб Принс, директор по инвестициям Bridgewater Associates. По его расчетам, если центробанки перестанут покупать доллары, доходность казначейских облигаций США может повыситься с сегодняшних 4,5\% годовых до 6\%, а курс доллара упадет примерно на 30\%.

Аналитики, правда, отмечают, что центробанки боятся оказать себе медвежью услугу и процесс перевода средств из казначейских облигаций США в другие американские и не американские активы будет медленным. Если это делать резко, стоимость инвестиций банков в активы США упадет вместе с долларом, они рискуют подорвать спрос на свой экспорт на главном рынке — американском и спровоцировать политический отпор, говорит Марк Клифф, главный экономист ING Financial Markets. Но в долгосрочной перспективе реализация планов по диверсификации может сдерживать попытки доллара укрепить свои позиции.

(Использованы материалы WSJ, FT.)

Новости
22 Января 2019, 11:07

ЦБ сообщил о санации Московского индустриального банка

ПАО «МИнБанк» по размеру активов занимает 33-е место в банковской системе РФ.

ЦБ принял план мероприятий по предупреждению банкротства Московского индустриального банка. Сообщение об этом регулятор опубликовал 22 января. Банк России выступит инвестором, деньги на поддержание ликвидности возьмут из Фонда консолидации банковского сектора. В ПАО «МИнБанк» работает временная администрация управляющей компании фонда.

Решение о санации принято в связи с неспособностью Московского индустриального банка самостоятельно преодолеть финансовые трудности, с которыми он сталкивался в последние несколько лет. Образование проблем в ЦБ связывают с вовлеченностью ПАО «МИнБанк» в финансирование неэффективных инвестпроектов в области строительства, промышленности и операций с недвижимостью.

ПАО «МИнБанк» по размеру активов занимает 33-е место в банковской системе РФ. Клиенты банка — физлица и компании, включая малые и средние предприятия, бюджетные и общественные организации во многих регионах страны.

«Банк продолжает работу в обычном режиме, исполняя свои обязательства и совершая новые сделки. Мораторий на удовлетворение требований кредиторов не вводится», — говорится в сообщении регулятора.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: