Юрий Гортышов, КГТУ им. Туполева: «Национальные университеты должны стать локомотивами образования в регионе»

В Татарстане два национальных исследовательских университета. Один из них, КГТУ им. А.Н. Туполева, не так давно выиграл два проекта с ведущими предприятиями республики. Благодаря такому сотрудничеству появятся более экологичные КАМАЗы, а вертолеты станут легче. О том, как живет вуз после получения статуса в интервью TatCenter.ru рассказал ректор университета Юрий Гортышов.

В программе развития КГТУ им. Туполева объединили настоящее и будущее

— Юрий Федорович, какие дополнительные обязанности появились у университета после того, как он получил статус национального исследовательского вуза?

— Если говорить в общем, то статус обязывает работать еще лучше, обеспечивать высокое качество образования и эффективность научных исследований. На такие вузы, как наш, возлагают надежду, что эти университеты станут центрами притяжения всего лучшего — студентов и преподавателей. По сути, они должны стать локомотивом, который поднимет российское образование и сделает его конкурентоспособным на мировом уровне.

— Изменилась ли после этого стратегия развития вуза? Если да, то каким направлениям было решено уделить наибольшее внимание?

Юрий Гортышов — В конкурсе на статус национального исследовательского университета победили не столько вузы, сколько их программы развития, которые рассматривала комиссия, куда входили руководящие сотрудники Министерства образования и науки РФ, представители бизнеса и Академии наук, от республики Татарстан — генеральный директор ОАО «КАМАЗ» Сергей Когогин. Мы серьезно продумывали то, как будет развиваться вуз, куда будет вкладываться дополнительное финансирование для НИУ. Важно было поддержать те направления, кафедры, научные и педагогические коллективы, которые уже имеют успех и зарекомендовали себя.

В то же время мы понимали, что жизнь меняется, раньше были одни приоритеты, а сегодня другие. Раньше мы говорили о машиностроении, а сегодня развиваем IT и нанотехнологии. Поэтому в программе развития вуза важно не столько сосредоточиться на том, что уже имеем — успех, историю, но и не упустить новые направления.

Поэтому мы выбрали пять приоритетных направлений развития — проектирование и прочность в наукоемком машиностроении, создание двигателей и энергоэффективных установок, новые технологии и материалы, управление и информационные технологии, радиоэлектроника. Под эти направления мы получили статус и около 2 млрд. рублей.

— Что уже сделано в вузе после получения статуса национального исследовательского университета?

— У нас уже был опыт эффективного использования выигранного финансирования, потому что мы были единственным вузом республики, который в 2007—2008 годах победил в конкурсе на реализацию инновационных образовательных программ. За эти два года мы вложили 500 млн. рублей на развитие выбранных приоритетных направлений. У нас есть опыт организации такой работы.

Сегодня мы активно показываем наши возможности в области науки и образования предприятиям различного уровня, а точнее стратегическим партнерам — КАМАЗ, КМПО, КВПО, КАПО, заводам им. Серго и им. Горького. Свои лаборатории мы оснастили диагностическим, научным, исследовательским оборудованием. Например, это центр по проведению статических, динамических, ресурсных испытаний элементов конструкций самолетов, вертолетов, автомобилей. Такая лаборатория получила лицензию на мировом уровне. Также речь идет о центре композитных материалов. Кстати, мы являемся базовым вузом для ОАК по композитным материалам. Роботизированными комплексами оснастили центр лаборатории машиностроения.

У нас располагается и один из самых мощных вычислительных кластеров. Приобретено лицензионное программное обеспечение, позволяющее выполнять расчеты для КАМАЗа. Сейчас формируется и центр по нанотехнологиям. Кроме денег, как исследовательский вуз, мы выиграли грант на 128 млн. рублей по созданию инфраструктуры для изучения нанотехнологий. Сотни наших ученых повысили квалификацию в ведущих зарубежных и российских научных центрах и университетах, более 200 преподавателей побывали за рубежом, в основном это молодые преподаватели. Возможно, именно это нам и позволило в 2010 году (по сравнению с 2009 годом) почти в два раза увеличить объем научно-исследовательских работ для нужд предприятий республики, на 20\% повысить эффективность работы аспирантуры и докторантуры.

— КГТУ им. Туполева получил субсидии на две разработки по постановлению № 218. Одна из них связана с ОАО «КАМАЗ». Расскажите об этом подробнее.

Юрий Гортышов, КАИ — Сотрудничество университета с КАМАЗом имеет многолетнюю историю. Мы работали вместе, как по подготовке кадров, так и по НИОКР. В течение года средний годовой объем финансирования работ, которые выполнялись для завода, был около 7−10 млн. рублей. Сейчас произошел качественный скачок в финансировании, оно увеличилось на порядок. Как это получилось?

Мы выиграли два крупных проекта с ОАО «КАМАЗ» и ОАО «Казанский вертолетный завод» в рамках постановления № 218 Правительства РФ. Постановление направлено на поддержку кооперации ведущих вузов и промышленных предприятий. На проект с КАМАЗом завод выделяет 300 млн. рублей, столько же будет потрачено и из федерального бюджета. Работа с вертолетным заводом предусматривает финансирование 162 млн. рублей из федерального бюджета и столько же — со стороны КВЗ.

В этих проектах ученые КГТУ им. Туполева будут работать совместно со специалистами предприятий. Такое сотрудничество очень конструктивно — производство ставит перед нами реальные задачи, и ученым не приходится работать над придуманными проблемами из учебников.

Проект с автозаводом называется «Перспективные экологичные колесные транспортные средства, с высокими потребительскими свойствами и низким уровнем эксплуатационных затрат». Целью работы является создание экологичных, безопасных, надежных и с меньшим потреблением топлива грузовиков с последующими поставками их на рынок. Это должны быть машины с новыми кабинами и шасси.

— Когда они появятся в продаже?

— Вывод на рынок запланирован в 2014 году. Второй проект — это модернизация вертолета АНСАТ. Перед нами стоит главная задача — сделать вертолет более легким, то есть использовать в его создании новые композиционные материалы, оптимизировать энергопитание, улучшить аэродинамические характеристики. Для работы над этим проектом мы выиграли грант на 90 млн. рублей — приглашение ведущего профессора Ливерпульского университета Джорджа Баракаса. Он — мировая величина в области вертолетостроения. По условиям конкурса он должен не меньше четырех месяцев работать в наших лабораториях. Приезд Джорджа Баракаса запланирован на апрель, пока с ним идет общение по интернету.

В Татарстане прорабатывается вопрос компенсации малым предприятиям при вузах расходов на НИОКР

— Какие малые предприятия созданы при вузе?

— Мы организовали 12 эффективно работающих малых инновационных предприятий (МИП). 24 февраля пригласили всех директоров МИПов на совместное совещание, где присутствовали специалисты Министерства экономики РТ, Инвестиционно-венчурного фонда РТ, технопарка «Идея», Академии наук РТ. На совещании директора малых предприятий рассказали о своих проектах. Надо сказать, что это предприятия разного толка — микроволновой техники, двигателей внутреннего сгорания, малой энергетики, по переработке отработанных резинотехнических изделий, ветроэнергетике, судам на воздушной подушке, малой авиации.

В Татарстане прорабатывается вопрос компенсации Правительством РТ малым предприятиям при вузах расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР). Есть, так называемые, инвестиционные налоговые преференции, которые тоже могут быть интересны МИПам. Вуз заинтересован в создании малых предприятий — таким образом, все ставится на законную открытую линию взаимодействия, интеллектуальная собственность не уходит за пределы университета. Выступая, как соучредитель, вуз может получать доход.

Стоит отметить, что разработки МИПов заинтересовали и руководителя ОАО «Объединенные машиностроительные заводы», включающего ряд предприятий в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. В частности, он обратил внимание на возможность прототипирования изделий используя технологии, позволяющие из различных материалов изготовить и вырастить готовое изделие.

— Почему предпринимателям еще выгодно создавать малые предприятия?

— Очень часто крупные компании с опаской идут на контакт с новыми небольшими фирмами, но когда за фирмой стоит бренд КГТУ им. Туполева, то некоторые риски снимаются. Поэтому МИПы охотнее идут на тесный контакт с университетом, к тому же участие в их деле студентов и преподавателей тоже очень интересно. Поэтому я думаю, что такое сотрудничество из малой тенденции превратится в нормальное развитие с взаимной пользой и для МИПов, и в целом для экономики Татарстана.

— Сколько малых предприятий планируете открыть?

— У нас в этом году в планах открыть пять МИПов и мы это сделаем.

— Вы сказали, что МИПы разрабатывают и летательные аппараты. Есть ли среди них предприятия по созданию беспилотников?

Юрий Гортышов — Беспилотниками мы занимаемся давно. Демонстрировали их и Президенту, и Премьер-министру РТ. Правда это не только беспилотники, но и летательные аппараты малой авиации. Они вызывают большой интерес у Министерства сельского хозяйства РТ, потому что такие самолеты можно использовать для облета полей. Также аппараты можно применять для мониторинга крыш города. Полезны беспилотники будут газовикам и лесному хозяйству.

Беспилотники — это очень серьезный вопрос, может быть это даже будущее, потому что беспилотные летательные аппараты имеют очень широкую сферу применения. Понимая их перспективность, мы сами в кооперации с некоторыми предприятиями, которые возглавляют выпускники КГТУ им. Туполева, ими занимаемся.

— Поступали ли заказы об использовании беспилотных летательных аппаратов для мониторинга крыш Казани со стороны правительства РТ?

— Таких заказов не было. Но думаю, что будут, потому что мы показали их и Рустаму Минниханову и Ильдару Халикову. Они ими заинтересовались и дали соответствующее поручение министрам. Так, министр сельского хозяйства и продовольствия уже откликнулся на это предложение. Сейчас мы с ними работаем, надо понять, для чего они хотят использовать наши разработки.

Впрочем, речь идет не только о беспилотниках, а о пилотируемых летательных аппаратах, что-то вроде пилотируемых планеров. Понятно, что разные цели требуют летательные аппараты разной комплектации, потому что если они нужны для фотосъемки, то это должен быть двухместный планер для пилота и оператора.

Первостепенен вопрос не размера вуза, а вопрос правильного выстраивания системы управления

— Остаются ли в силе планы по объединению КГТУ им. Туполева с КГЭУ и ИНЭКА? Если да, то на какой стадии сейчас находится слияние вузов?

— Вопрос объединения обсуждался. Сегодня прослеживается тенденция по усилению системы образования. Модернизации этой системы есть, и она имеет под собой объективные причины. Вы знаете, что и количество студентов сокращается, и есть филиалы, которые не дают нужного образования. Поэтому тенденция укрупнения, реорганизации вузов сохранится. Это понимают и руководство федерального и республиканского минобраза, и правительство республики. Можно привести в пример Приволжский федеральный университет. Решение вопросов реорганизации высшей школы должны быть очень взвешенными. Потому что цена ошибок в системе образования очень велика, ведь результат всех реформ скажутся не завтра. Я думаю, что это понимают оба министерства, и знают, что в этом плане не надо действовать силовыми методами.

Процесс объединения должен быть осознан вузами. Мне кажется, еще более важно то, что поддержана будет не только сама идея объединения, а проект, где пропишут и покажут, какого эффекта мы добьемся в результате. Конечно, мы работаем на всю систему образования, но в первую очередь — на экономику региона. Сегодня не говорят, что финансирование системы образования будет уменьшаться. Финансирование наоборот вырастет, но его перераспределят в сторону более сильных вузовских образований.

— И, тем не менее, стоит ли студентам КГТУ им. Туполева, ИНЭКА и КГЭУ ожидать интеграции в один вуз?

— Пока идет процесс осмысления всего этого, поэтому у нас нет конкретных планов. Я знаю, что КГЭУ и ИНЭКА были против, об их позиции мне известно. Но я убежден, что коллективы должны не только не проиграть из-за объединения, но и выиграть. В этом случае только и имеет смысл что-то предпринимать и делать. Если есть другая позиция, то и она должна быть аргументирована.

— То есть вузы должны доказать, что могут обойтись без объединения?

— Да, надо показать, что объединение будет выгоднее для всех, но если есть аргументы против, то они тоже должны быть заявлены.

— Вы сами выступаете за слияние?

Юрий Гортышов — В мировой практике есть разные примеры работы вузов. Успешными могут быть и маленькие и большие. Мы должны понимать сегодняшние тенденции, когда существует переизбыток вузов, между которыми есть дублирование. Это не целесообразно на фоне тенденции сокращения числа абитуриентов, вызванной демографическими проблемами. Как выстраивается система образования в республике? Есть федеральный университет, то есть мощная фундаментальная наука и два технических университета — КГТУ им. А.Н. Туполева и КГТУ. Один ориентирован на машиностроение, радиоэлектронику, энергетику, нанотехнологии, IT, другой — на нефтехимию. Во круг них и происходит консолидация усилий и привлечение финансовых средств. Если не будем учитывать эти тенденции, то проиграем.

— Какой Вы представляете картину высшего образования через пять лет? Может какие-то коммерческие вузы исчезнут?

— Безусловно, какие-то вузы просто прекратят свое существование, потому что сегодня очень жесткая конкуренция не только между вузами республики, но между российскими и зарубежными вузами. Поэтому выжить можно только сильным университетам. То, что общее количество вузов будет сокращаться — это уже ни для кого не секрет. Кроме того, сегодня многоуровневая система, бакалавриат/магистратура — это ведь тоже некая унификация, поэтому сокращение будет.

— Какие трудности, на Ваш взгляд, могут возникнуть при управлении такого большого вуза, как К (П)ФУ, если учесть, что он объединил в себе четыре университета?

— Если бы можно было сказать, что вуз, состоящий из коллектива в 10 тысяч человек, легкоуправляем, то все было бы слишком просто. Мне кажется, что в данном случае первостепенен не размер вуза, а правильное выстраивание системы управления. В высших учебных заведениях не должно быть слишком централизованное руководство, ведь все достижения — это заслуга не только ректора, проректора, это достижения на кафедрах, там проводятся исследования и испытания.

Самое важное в вузе эффективно организовать работу, а это вопрос менеджмента. Я думаю, что время покажет. К тому же уровень КГУ, ТГГПУ и КГФЭИ позволит выстроить правильную систему. Процесс интеграции — сложный вопрос, ведь есть кафедры, которые существуют в трех вузах. Вопросы интеграции, направления подготовки кафедр не только болезненный, но и сложный, поэтому проблемы там будут, но они и без реорганизации существуют. С последней — добавляются вопросы, которые придется решать руководству университета.

Законопроект «Об образовании» утяжелен разными деталями

— Принимали ли Вы участие в обсуждении законопроекта «Об образовании»?

Юрий Гортышов — Мы принимали участие в обсуждении, свои замечания и предложения оформили и направили в комиссию, которая собирала все мнения о законопроекте. К нему много замечаний, но если брать главные, то, во-первых, мне кажется, что он перенасыщен деталями. Так получается уже не закон, а инструкция. Когда тот или иной документ переполняется мелочами, методиками, то есть опасность, что потом будет много противоречий и нестыковок. Во-вторых, я обратил внимание на то, что в законопроекте не прописано четко, кто управляет процессом образования.

В свое время им управляло государство, сейчас — должен управлять рынок. Причем не только рынок предприятий. Надо учитывать то, что выбор делают и потребители услуг — студенты. Например, предприятиям не нужно столько юристов, а абитуриенты все равно туда поступают. Есть нестыковки, поэтому мне кажется, что в законе нужно определиться и прописать, чем управляет государство и делать под него заказ, и чем предприятия и потребители услуг.

Если не будет государственного регулирования, то предприятия могут сделать неправильный выбор необходимых профессий. Например, сегодня им не нужны наноматериалы или робототехника, но ведь мы понимаем, что робототехника, нанотехнологии — это будущее. Значит, государство должно регулировать эту отрасль. Положиться на абитуриентов тоже нельзя, в этом тоже есть вероятность ошибки. Об этом можно судить уже сегодня по высоким конкурсам на юридические специальности и низкие на технические.

— Необходимо ли вносить изменения в системе российского образования?

— Конечно, потому что если не вносить, то мы закостенеем. Мы будем жить в своей ракушке. Изменения нужны, но они должны быть выверены, потому что цена ошибки очень велика. Если на предприятии токарь ошибся, то сразу видно деталь с браком, а если в системе образования ошибемся, то скажется это не сразу, но так, что мало никому не покажется. В основе всего лежит образование, это и хорошая экономика, и правовое обеспечение, и машиностроение, и нормальные семьи. Оно в основе всего, поэтому ошибки недопустимы.

— А что бы Вы изменили?

— Сложный вопрос и очень многоплановый. Как ректор я бы хотел в первую очередь видеть хорошо подготовленных абитуриентов. Хочу, чтобы произошли качественные изменения в системе школьного образования. Я бы изменил и взаимодействие студента и преподавателя. Студент был бы более мотивированным на получение образования, а преподаватели не жалели своего времени и знаний для студентов. Короче говоря, я бы хотел, чтобы преподаватели лучше учили, а студенты лучше учились.

Понятно, что здесь важна и мотивация студента. Он должен быть уверен, что после окончания КГТУ им. Туполева легко найдет работу. Авиационная отрасль — это высокотехнологичная область знаний, получая здесь образование, студент проходит всю цепочку и может состояться во многих сферах.

— Поделитесь своим мнением о двухуровневой системе образования. Каковы ее основные плюсы и минусы?

— Раньше в СССР высшее образование было элитным, то есть не для всех. Сегодня оно массовое. И это правильно. И мы должны делать все для того, чтобы как можно больше молодежи его получало. Но если образование массовое, то оно должно быть многоуровневым. Не надо всех поднимать до высокого уровня, может это человеку не по силам… Поэтому я считаю такую систему благом.

Студент может закончить бакалавриат и идти работать, если же решит, что необходим диплом магистра, то может продолжить учебу. Хорошо и то, что он имеет право поменять один вуз на другой, например, один технический на другой.

К тому же сейчас 60−70\% программ мы можем придумывать сами. Но не бывает только хороших и плохих систем, есть и недостатки. Главный минус двухуровневой системы в том, некоторые считают, что за четыре года нельзя подготовить полноценного специалиста. К бакалаврам предвзято относятся на предприятиях. Говорят «недоучка», в таком случае надо развивать систему подготовки или доучивания в компаниях. На западе есть такая систем, там существует и сеть корпоративных университетов, у нас этого пока нет.

И все-таки я не сторонник начинаний с нуля, не надо ничего рушить, то, что у нас уже есть, надо эффективно использовать. Ведь и до нас жили не глупые люди, которые также исходили из интересов дела. Например, мы у себя готовим не только бакалавров и магистров, но и специалистов, там, где нужна система практик. Такое сочетание может быть полезным.

Вопросы энерго и ресурсосбережения для России важнее, чем нетрадиционная энергетика

— Насколько подготовленные абитуриенты приходят поступать в ваш вуз?

— Всегда хочется, чтобы абитуриенты были лучшими, но, к сожалению сегодня, приходится говорить о том, что страдает естественнонаучная подготовка, особенно математика и физика. Недаром школьники бояться сдавать ЕГЭ по физике, в то время как для нас этот экзамен первоочередной. В то же время сегодня тренд такой, что школьники понимают, чтобы поступить в вуз надо и ЕГЭ сдать, и знать предмет.

Например, для себя я отметил, что в КГТУ им. Туполева возросло количество абитуриентов поступающих на технические специальности не только в количественном соотношении с прошлыми годами, но и в качественном. Так, в 2009 году в Институт авиации, наземного транспорта и энергетики проходной балл был 94, а в 2010 году — 127 баллов, что почти на половину больше. В Институт технической кибернетики и информатики проходной балл был 150, в 2010 году — 187 баллов. Меня очень порадовало то, что пришли более подготовленные ребята. Самый большой конкурс из технических специальностей у нас был на факультет «Технической кибернетики и информатики» — на специальность «Защита объектов информатизации» был конкурс 42 человека на место, на специальность «информатика и вычислительная техника» — 41 человек на место.

— Каким новым специальностям на Ваш взгляд, стоит обучать студентов КГТУ им. Туполева?

КАИ — Конечно, тем специальностям, которые сейчас востребованы — технологии машиностроения, автомобилестроения, информатике, мы уделяем внимание. Но нужно думать и о том, что будет востребовано завтра. Специальность «Судостроение» нельзя назвать новой, но сегодня мы ее открыли в Зеленодольском филиале, потому что в ней есть потребность на заводе им. Горького. Также развиваем нанотехнологии в радиоэлектронике, наноматериалы, специальности в области энерго и ресурсосбережения. Для нашей страны эти вопросы важнее, чем нетрадиционная энергетика. Здесь мы можем добить большого успеха. Вы упомянули беспилотные летательные аппараты, так вот робототехника тоже очень важное направление. Мы не должны об этом забывать, потому что может быть будущее за робототехническими системами.

— Многие ли выпускники вашего вуза трудоустраиваются по специальности?

— 75\% выпускников работают по профессии, хотя заявки на специалистов приходят более чем на 100\%. Но, к сожалению, не все предприятия могут предложить работу и социальное обеспечение, которое устраивает молодежь. Она сейчас требовательная и высоко себя ценит.

— Интересуются ли выпускниками иностранные компании?

— Сейчас крупные промышленные предприятия реализуют совместные проекты с западными компаниями. Например, технологии западные, разработки совместные и нужны специалисты для работы на них. Не с Запада же их повезут, поэтому на работу берут наших выпускников. К тому же они владеют IT в своей области, иностранным языком. Президент РТ еще на августовской конференции повторил, что республика должна заговорить на английском языке. И это правильно. Мы готовим несколько учебных курсов, преподавание которых будет вестись на английском языке.

Вся моя жизнь связана с КАИ, и я ни на минуту не пожалел о своем выборе

— Что повлияло на Ваш выбор профессии?

— Сложный вопрос, для себя я тоже пытаюсь на него ответить. Здесь главную роль сыграли мои педагоги, а родители поддержали. Я закончил Заинскую школу № 2, учился хорошо, закончил с золотой медалью. Мне сказали, что по уровню знаний, по образованию я смог бы учиться в КАИ. К тому же, поступив сюда человек, может состояться в любой отрасли.

Кроме того, тогда статус авиации был выше, чем сейчас. Сегодня отношение несколько другое, но и это проходит. Сейчас авиационная отрасль на подъеме, потому что без авиации Россия не может быть сильной страной. К тому же авиационная техника должна быть отечественной иначе мы всегда будем переплачивать за эту продукцию. Сегодня новое руководство ОАК возглавил Михаил Погосян и есть надежда, что авиация будет развиваться.

Вся моя жизнь связана с КАИ, и я ни на минуту не пожалел о своем выборе. Мне очень повезло в этом плане.

— Как Вы считаете, какими качествами должен обладать современный ученый?

Юрий Гортышов — Я бы подчеркнул два главных — человек должен быть образованный и в узкой специализированной области и в целом, потому что иногда решения принимаются не только исходя из причинно-следственной связи. Часто решения принимаются на каком-то интуитивном уровне, просто эта информация хранится и всплывает в то время, когда надо принять правильное решение.

Второе — ученый должен на всю жизнь сохранить любознательность. Ему должно быть интересно что-то понять, в чем-то разобраться, его это должно радовать. Настоящий ученый не важно, сколько ему лет всегда любопытен.

— С чего начинается Ваш рабочий день?

— (смеется) С работы. Зарядку я не делаю, но физически люблю себя загружать, хотя в будние дни у меня это не получается, но в воскресенье стараюсь. На работу прихожу рано, когда еще пробок нет, поэтому не позже 7.30 я уже в кабинете. Проснулся, привел себя в порядок, перекусил и в машину — на работу. Рабочий день заканчивается поздно — в восемь, а иногда и в десять. Быть ректором крупного вуза — это значит взять на себя большую ответственность, приходится держать руку на пульсе. Это требует много времени, но я уже привык к такому ритму.

— Расскажите о главном достижении в Вашей жизни.

— Сложный вопрос. Если бы вы меня спросили в 20−30 лет, то сказал бы одно. Для молодого человека главное — профессионально состояться. Сейчас я считаю, что для меня важна семья, которую я очень люблю. Мы уже много лет вместе, а познакомились еще студентами. Я горжусь своими сыновьями — они честные, порядочные люди. У каждого — семья. Ну и конечно важно, что я состоялся и работаю в родном вузе, который меня воспитал и дал возможность самореализоваться. И говорю это не для красивости. В КАИ я вырос от абитуриента до ректора, и может быть, еще и поэтому чувствую ответственность за университет. Он для меня самый родной и лучший, потому что сыграл в моей жизни определяющую роль. Свой жизненный путь в этом вузе тоже считаю своим достижением.

Фото Рамиса Гильмутдинова

Материалы по теме

Партнёры TatCenter:
1 из 2
Новости
14 Декабря 2019, 17:00

Новости, дни рождения и назначения в Татарстане — на email 18+

Подпишитесь на рассылку по будням и будьте в курсе важных новостей в республике, России и мире.

Несколько раз в неделю по будням TatCenter выпускает отдельный короткий дайджест значимых новостей — мы рассказываем, что произошло в Татарстане, России и мире и просим экспертов прокомментировать актуальные новости. Это уникальный обзор, который мы не публикуем на сайте. Его получают только подписчики email-рассылки. В рассылку мы добавляем полезную информацию об именинниках и кадровых перестановках в республике.

Рассылки TatCenter — для очень разных людей. Нас читают руководители, PR-специалисты, маркетологи, чиновники и предприниматели. Рассылка выходит по будням после обеда, она оптимизирована для планшетов и смартфонов. Мы не готовим рассылку, если нет действительно важных и значимых новостей.

Подписаться на рассылку TatCenter [подписка двухуровневая — проверьте, чтобы письмо-подтверждение не попало в SPAM].

Информацию об именинниках и кадровых перестановках, а также короткий дайджест новостей за сутки получают подписчики TatCenter в Телеграм. Наш канал.

Канал TatCenter в Телеграм: tlgg.ru/tatcenterru
Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: