Новости
15 Июля 2013, 18:26

Почему Путин татар любит

«Система освоения денег, созданная в Татарстане, не просто эффективна, она — суперэффективна, особенно на фоне вопиющей бесхозяйственности в деле государственных трат по стране в целом». Журналист Рустам Вафин рассуждает о новой модели экономики республики и отвечает на вопрос «когда все развалится».

Одна из самых популярных тем досужих разговоров универсиадской Казани — когда начнет разваливаться все то, что к Универсиаде понастроено. И подобными злорадными ожиданиями сегодня «живет» не только Казань. Вся свободомыслящая общественность страны.

Пожалуй, наиболее громко эти ожидания сформулировал главной редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, объясняя в эфире своей радиостанции причину отказа посетить Казань в дни Игр: «Чего ездить? Я же понимаю, что сейчас у вас творится к Универсиаде. Понты. Вот, давайте закончится Универсиада, у вас начнет все сыпаться, и я тогда к вам приеду…». Подобные неделикатные заявления свидетельствуют о глубоком непонимании Алексея Венедиктова (а с ним и всей свободомыслящей общественности) того, как устроена наша республика, как работает ее модель развития, сиречь, новая модель Татарстана, составной частью которой стала Универсиада.

Проблема скептического восприятия казанской Универсиады со стороны российской общественности в том, что эта общественность… избалована. Да, да, избалована. Пафосными международными мероприятиями, которыми в последние годы щедро почует нас родное отечество. И которые проходят примерно по одному сценарию. Усиленное раздувание щек — оле-оле, величие державы, престиж и т. п. Разудалое, цыганщиной отдающее бюджетное транжирство, превращающее все российские праздники в события, аналогов по затратам в мировой практике не имеющих. Строительство одноразовых мостов через морские проливы, возведение одноразовых ледовых арен в субтропиках, прочие здравому смыслу недоступные начинания. Расширение списков «Форбс» за счет российских миллиардеров, приложивших к этим начинаниям руку. Самые дорогие в мире дороги, смытые дождями накануне приезда гостей, и самые дорогие недостроенные трамплины… Потом неделя-другая гулянки. Икра бочками, водка рекой, фейерверк. Глумливые репортажи СМИ. Чествования устроителей и их последующие аресты…

По такому сценарию прошел прошлогодний саммит АТЭС во Владивостоке, подобный сценарий готовится в олимпийском в Сочи. Почему третья в этом списке Универсиада должна пройти по-другому? Так или примерно так рассуждает среднестатистический представитель свободомыслящей российской общественности. Запасается попкорном в ожидании очередной порцией скандальных вестей. Теперь уже из Казани. Но, боюсь, в случае с Казанью нашего избалованного зрителя ждет большое разочарование.

Made in Tatarstan

Я — не специалист по прочности строительных конструкций, и мне не доводилось инспектировать построенные под Универсиаду объекты. И все же рискну сделать прогноз. Не посыпется. И не будет в Казани владивостокского сценария, не будет сценария сочинского, не будет питерского позора, где уже без малого десять лет не могут достроить футбольный стадион, стоимость которого уже зашкаливает за 40 млрд. рублей, что в три раза больше, чем стоимость близкой по вместимости «Казань-арены»… А знаете почему?

Потому что Универсиада — это не последний большой проект, на который претендует Казань. Потому что Казани нужна «новая большая цель», точнее те большие федеральные деньги, которые под нее можно вытащить. И без которых Татарстан, его элиты, его экономика существовать не могут. Ну, или пока не могут. Ибо такова наша модель развития — новая модель Татарстана.

Облажаться с Универсиадой — означает поставить жирный крест на будущем этой модели. Поставить крест на всех тех усилиях, что предпринимаются сегодня, например, ради того, чтобы перенести в Казань всемирную экономическую выставку — ЭКСПО-2020. Вот уж, действительно, мегасобытие. Сопоставимое по финансовым затратам с настоящей Олимпиадой. Предполагающее совершенно футуристические инфраструктурные и градостроительные задачи. И, что важно, событие — реальное, право на его проведение Россия уже получила. В отличии, например, от призрачных летних Олимпийских игр 2024/28 года, на которые Казань тоже намерена претендовать, правда, чисто гипотетически…

Успех лоббистских усилий по ЭКСПО и по другим новомодельным проектам напрямую зависит от безукоризненного проведения Универсиады. Это понимают господа Минниханов, Шаймиев, Метшин и все те, кто входит в узкий круг татарстанского истеблишмента. Это понимает Зиганшин — гендиректор ПСО «Казань» и другие представители не менее узкого круга генподрядчиков Универсиады, специализирующиеся на освоении федеральных траншей. И кровно заинтересованные в продолжении финансирования по ее завершению.

Наличие такой заинтересованности выгодно отличает устроителей казанской Универсиады от их коллег из других регионов страны. Возьмите, например, владивостокских товарищей. Они живут по своей модели. Живут лесом, рыбными и крабовыми квотами, портом, транзитом, кормятся браконьерством, контрабандой-торговлей с близкими Китаем и Японией… Для них саммит АТЭС — это стихийное бедствие, пусть и в виде манны небесной. Событие, раз в жизни случающееся. Нелогичное, непривычное, не ими инициированное. И отношение к нему такое же. Набили карманы. И вернулись к привычному образу жизни, к охоте-собирательству…

«Татарам» возвращаться некуда, для них «большая цель» и есть их способ существования. И каждую новую «цель» надо заслужить, в том числе — безукоризненным исполнением предыдущей. Безукоризненным в глазах федеральных властей, благо их глаза не столь критичны, как взгляды сограждан.

К вопросу о «хитрости татарской»

То, что «татары» умеют тянуть деньги из Москвы и построили на этом процессе целую стратегию, — факт достаточно очевидный. Но почему федеральный центр так щедро и охотно финансирует республику? Стандартное объяснение этого феномена — отменные лоббистские способности властей Татарстана. И действительно, наши президенты — что бывший, что нынешний — в рейтингах региональных лоббистов традиционно занимали первые позиции. В политологический оборот России, с легкой руки Владимира Путина, даже вошло выражение — «хитрые татары», обозначающее эти способности. И признающие их…

Разумеется, лоббизм играет важную роль в поддержании новой модели Татарстана. И власти республики знают и понимают в нем толк: занимаются лоббизмом системно, встраивая его в политическую конструкцию страны. Обратите внимание под каким флагом проходят здесь выборы в Госдуму РФ: сколотить в Думе минифракцию от Татарстана, протащить в российский парламент максимальное количество депутатов от республик. Дабы они там проталкивали ее интересы, в первую очередь, — финансовые.

Много вы знаете регионов, которые ставят такие задачи, власти которых способны на такой политический пилотаж? Кстати, недавно депутат от Татарстана Александр Сидякин приоткрыл некоторые особенности работы «избранников» от республики. В частности, поведал, что за каждым из 15 татарстанских депутатов закреплено несколько целевых федеральных программ, в которых участвует Татарстан и которые они обязаны курировать… Только по средствам этих программ в прошлом году в регион поступило более 40 млрд. рублей. Без малого треть ее собственного годового бюджета.

А помимо Госдумы есть еще и органы федеральной исполнительной власти, куда, по мере сил и возможностей, тоже расставляются не чужие для республики лица. В Олимпийский комитет РФ — Марат Бариев (привет от спортивной столицы России). На управление внутренней политики РФ — Олег Морозов и т. д. Это все лоббисты нашей малой родины, важные приводные ремни ее модели развития.

И все же одной «хитростью татарской» объяснить функционирование новой модели Татарстана — невозможно. У нее есть более серьезное основание, фундаментальное. Это вышколенная, спаянная общими интересами бюрократическая машина. Именно наличие такой машины выделяет наш регион из общего ряда российских провинций, обеспечивает Татарстану конкурентные преимущества за доступ к федеральным ресурсам. В первую очередь, за счет эффективного администрирования поступающих сюда бюджетных средств. И их освоения.

Почему Путин «татар» любит

Можно спорить о том, насколько эффективно расходуются федеральные транши, поступающие в Татарстан, отыскать при этом множество примеров, ставящих под сомнение эту эффективность… Но гляньте на республику глазами ее главного спонсора — Владимира Путина. Человека, который засушливым летом 2010-го был вынужден устанавливать видеокамеры в сгоревших деревнях рязанщины и нижегородчины, и в режиме онлайн следить за ходом восстановительных работ. Опасаясь, что без личного пригляду федеральная помощь до погорельцев просто не дойдет.

Так вот, с точки зрения этого человека, система освоения денег, созданная в Татарстане, не просто эффективна, она — суперэффективна, особенно на фоне вопиющей бесхозяйственности в деле государственных трат по стране в целом. Объекты, под которые выделяются татарские транши — всегда строятся, сроки — выдерживаются, программы — выполняются… Это обстоятельство обеспечило нашей республике репутацию сверхнадежного региона, с которым у федеральных властей нет и не может быть проблем. И сложившееся реноме подобно зачетке прилежного студента сегодня само работает на республику, облегчая и упрощая лоббистские старания ее руководителей.

Рустам Вафин

Источник: Глобус Татарстана

Материалы по теме

Партнёры TatCenter:
1 из 2
Новости
18 Сентября 2019, 20:00

В Татарстане 19 сентября ожидаются грозы и сильный ветер

Порывы ветра будут достигать 22−27 м/с.

В Татарстане в четверг 19 сентября ожидаются грозы и сильный ветер. Объявлено штормовое предупреждение.

Ночью и днем на территории республики пройдет сильный дождь с градом и порывами ветра до 22−27 м/с. Температура воздуха ночью составит 3−8 градусов. Днем столбики термометров поднимутся до 10−15 градусов, сообщает Гидрометцентр РТ.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: