Ильшат Аминов: «Сегодня новости — это скорее технологии, нежели творчество»

Среди телевизионщиков есть выражение, смысл которого в том, что человек, раз в жизни попав на телевидение, «заболевает» им навсегда. Ильшат Аминов впервые появился в кадре, будучи еще школьником, и творчество до сих пор остается одной из основных составляющих в его работе.

В настоящее время вы являетесь генеральным директором ОАО «ТНВ», ведущим авторской программы «Семь дней», депутатом Госсовета РТ. Удается ли совместить несовместимое — быть во власти, являться руководителем и придерживаться объективности, как журналисту?

Я бы сказал, что это вопрос очень философский, и каждый день мне приходится его решать. И каждый раз с разным результатом. Я не могу сказать, что на этот вопрос есть однозначное решение. Каждый раз это баланс, и каждый раз он в ту или иную сторону нарушается.

В вашей программе достаточно часто бывают критические сюжеты

Человеку всегда приходится перестраиваться. И если ты начал вести программу, то жанр диктует тебе свои условия. И от этого никуда не денешься, а потому приходится следовать жанру. Каждый раз это выбор. Я не хочу сказать, что у меня всегда получается попасть в точку, но иногда это удается.

А бывают какие-то не очень лестные отзывы от ваших коллег по Госсовету или от глав администраций?

Я считаю, что это нормальный творческий процесс. Да, бывают и звонки, и недовольства. Но, скажу вам честно, они все идут от среднего и низшего уровня. А сверху еще не было звонков. Ни разу. Пока.

В свое время вы построили лучшую службу новостей, работая директором СН программы «Город» на «Эфире». От чего зависит успех новостной программы сегодня, в наши дни?

Сейчас я вам скажу крамольную вещь, но я говорю это совершенно ответственно — сегодня новости на всех каналах примерно одинаковы. Как по тематике, так по творческому исполнению. Разница все же есть, но она небольшая. К сожалению, мы закончили с этапом развития относительно свободного телевидения. Сегодня новости — это скорее технологии, нежели творчество. Успех программы «Город» был продиктован временем. Началась перестройка, было полное ощущение свободы, отсутствие запретов и цензуры. Хотелось творить и работать.

Это было время, когда все только начиналось — шел переход от коммунистической формации. В старые времена вообще не было никаких новостей, только пропаганда, а тут вдруг открылись все шлюзы… Сегодня новости стали более технологичными, но это идет скорее от внутренней цензуры, чем от внешней. Важно отметить, что программа «Город» была оппозиционной, а этот фактор играет огромную роль в формировании аудитории и рейтинга. В принципе, тогда только начинало формироваться телевизионное пространство, в котором могли существовать различные точки зрения, а сегодня оно максимально сужается, и альтернативных источников осталось мало.

Сегодня вы бы решились повторить все то, с чего начинался «Город» — с журналистских расследований и сюжетов, за которые чиновникам приходилось расплачиваться должностями?

Сейчас мне почему-то страшно, когда я вспоминаю то, что порой выходило в эфир. Сейчас все меняется, в том числе и настроение в нашей стране.

А сегодня вы следите за судьбой «Города»?

Команда программы недавно выиграла «Тэфи», и с этим их можно поздравить. Профессионализм сотрудников программы признали их коллеги — а это высшая оценка. Они стали лучшими среди многих станций России. Но я еще раз говорю — все новостные программы стали похожи друг на друга, и это меня пугает.

ТНВ является спутниковым каналом. Как идет его развитие сегодня? Придерживается ли канал первоначальной концепции?

Я говорил на коллегии «ТАТМЕДИА», что ТНВ сегодня предпринимает много шагов для того, чтобы увеличить свою аудиторию. Наша цель сегодня заключается в том, чтобы канал ТНВ был представлен в каждом российском городе-миллионнике в программе кабельных каналов. Но здесь есть и противоречия — у нас глобальное позиционирование и местечковое содержание. Это противоречие, которое нам в ближайшее время надо будет снимать. Мы позиционируем себя как федеральный канал, но если посмотреть содержание, то оно очень сильно привязано к Татарстану и Казани. Для того, чтобы этот канал был интересен российской аудитории, у нас должна появиться и общероссийская тематика.

Корпункт ТНВ в Москве поможет снять эти проблемы?

Я считаю, что обязательно поможет. Корреспондентских пунктов у нашего канала должно быть много — это его будущее. Мы должны давать информацию как можно шире, и особенно это касается информации о жизни татарских диаспор, где бы они ни находились. Я считаю, что к этому необходимо прийти, для того чтобы не потерять аудиторию канала. Людям, проживающим не на территории Татарстана, не всегда интересно смотреть программы местечкового содержания. Я считаю, что в наших новостях должны появиться российские и мировые новости. Если хотите, это мог бы быть татарстанский взгляд на российские и мировые события. Своего рода дайджест.

Сегодня на спутнике представлено более 100 каналов, и в этой ситуации уже идет не война вещателей, а война производителей контента. Потому что зритель будет искать все более и более узкие сектора в контенте, и надо попытаться найти этого зрителя. Хочу также отметить, что трудно удержать аудиторию двуязычного канала. У нас был такой момент, когда канал только начинал работу, он был интересный, все к нему стремились, потому что тогда это было действительно новое явление на территории российского телевизионного пространства, но сегодня мы уже ощущаем, что эффект новизны закончился, и аудитория хочет лицезреть более качественный продукт. Сегодня концепция канала остается та же — канал для всех татар и для всех тех, кто считает Татарстан своей исторической родиной. Но качественное состояние канала либо мы, либо кто-то другой должны будем очень сильно поменять.

А почему вы упомянули о ком-то другом?

Потому что если мы не сможем, значит, кто-то другой должен будет это сделать.

Сегодня на телевидении много молодых кадров. Как вы считаете, это скорее плюс или минус? Практика показывает, что зритель больше доверяет более «зрелым» людям, у которых больше опыта и профессионализма.

Это один из самых сложных вопросов — кадры. В последнее время у нас много зрелых и творчески состоявшихся специалистов ушли в Москву. Как показывает практика, замена происходит не так быстро, как хотелось бы. Сегодня в Москве не осталось ни одного канала, который не был бы закрыт татарстанскими ведущими ОРТ, РТР, НТВ, Спорт, Культура — как говорится, везде работают наши люди. С одной стороны, это хорошо — мы готовим журналистов, которые в дальнейшем востребованы федеральными каналами и являются неплохими специалистами. Но тем не менее заменить их оказывается трудно, и когда на канале много молодежи — это его минус. Потому что аудитория не может в определенном смысле доверять восемнадцатилетним журналистам. Сегодня мы занимаемся подбором кадров, сотрудничаем с университетами.

Однако эта проблема существует и в Москве. Одни и те же лица кочуют по всем каналам. У нас нет другого выхода, кроме как готовить своих специалистов со студенческой скамьи. Единственная проблема в том, что сотрудник, как только чувствует себя подготовленным, он тут же уходит. Потому что условия труда и зарплата просто несоизмеримы. Журналист не должен думать о том, чтобы заработать где-то еще.

Работа на телевидении — очень трудоемкая, она связана с работой целого коллектива. И от того, как сработает осветитель, зависит, как получится съемка. Я бы сказал, что на телевидении нет второстепенных профессий — один человек не пришел на съемку, и вся съемочная группа работать не может. Поэтому вопрос о зарплате у нас стоит достаточно остро, оплата труда сотрудников компании будет расти, потому что нам нельзя превращаться в институт подготовки кадров всех возможных телерадиокомпаний, которые существуют на пространстве нашей необъятной Родины. Нас не устраивает постоянная ротация кадров.

Сегодня вы продолжаете заниматься преподавательской деятельностью?

К сожалению, у меня не хватает времени на преподавательскую работу. Должен был идти на лекцию после записи программы, но даже в субботу нет свободного часа.

Именно по этой причине вы ушли из КГУ?

Да, и к сожалению, это сделал зря. Тогда у меня с кадрами проблем не было. Существовала специализированная группа, и я всегда знал, что она сможет работать, что называется, без проблем. Во время работы на «Эфире» так и получилось — те ребята, которые у меня тогда учились, они сегодня все хорошо себя показали. Мне за них не стыдно.

ТНВ — не только телевидение, но и радио. Почему было принято решение перехода ТНВ на другой формат вещания — более развлекательный?

К сожалению, это требование бизнеса. Мы пытались делать общественно-политическое двуязычное радио, но это не бизнес-проект, и он очень трудно продается. Все рейтинги, которые у нас были, как раз об этом свидетельствовали. На мой взгляд, культуру и политику продавать нельзя. Общественно-политическое двуязычное радио — это всегда дотационное предприятие. Как только мы сделали формат радио более приемлемым для FМ, мы сразу почувствовали результаты — рейтинг вырос почти в четыре раза. Этот факт говорит о том, что с точки зрения бизнеса мы были на правильном пути. Правда, у каждой медали есть две стороны — из сетки вещания программ радио ТНВ исчезли большие передачи, связанные с определенными областями жизнедеятельности общества. Пришлось чем-то пожертвовать, чтобы оно стало коммерчески более привлекательным. И в результате радио начало зарабатывать в полтора раза больше средств. Мы должны приносить прибыль учредителям, и этим все сказано.

Сегодня для того, чтобы поднять рейтинг, надо сделать больший упор на развлекательные программы, захватывать ими более широкие слои аудитории, а это значит, что должны исчезнуть специализированные и узконаправленные программы. Рейтинг — вещь достаточно жесткая. Я не хочу сказать, что у нас появятся программы уровня «Камеди Клаб» или «Наша Russia» — такие программы мы себе позволить не можем, исходя из общей концепции канала. Однако уклон в сторону развлекательности будет сделан.

Смех, секс и криминал — таковы общеизвестные составляющие успеха коммерческого канала. Мы себе не можем позволить «секс», мы не можем позволить себе криминал, но вот развлекательные программы в сетке вещания должны быть. Сегодня в борьбе за зрителя все каналы мучаются — по-другому этот процесс назвать нельзя. На Первом канале друг друга дубасят известные в стране артисты и журналисты, а комментатором выступает человек, которого я лично очень уважал — Владимир Познер. Но ведь это ужасно, когда творческих людей превращают в бойцовых собак. Это нравственный кризис.

Но самой важной функцией телевидения является образовательная. Получается, что ее современное ТВ постепенно теряет.

— Практически потеряло. Телевидение уже не несет просветительской функции. Остался всего лишь один телеканал — «Культура», но посмотрите на его рейтинг — он очень низкий, несмотря на то, что там нет рекламы. Канал «Культура» оставили как островок «разумного, доброго, вечного», а все остальные каналы находятся в безумной погоне за рейтингом, пытаясь оторвать друг у друга часть аудитории. Мы в этом процессе тоже участвуем, пытаясь соединить культуру с коммерцией. Это трудная, но интересная задача. Если ее все-таки удастся решить, сделав канал прибыльным и сохранив приоритет научно-популярных и образовательных программ, не скатившись в сплошной популизм, то на этом материале можно будет защитить диссертацию.

Каким вы видите развитие телевидения через 25 лет?

Что касается качественного развития, то через десять лет грядет эпоха цифрового телевидения. В целом через 25 лет уже будет не важно, какой канал вещает. Телевидение смогут принимать все желающие на любые средства связи — телефоны, компьютеры. Будет важен не канал, а контент. Телезритель будет составлять собственную программу, исходя из того множества предложений, которые будут существовать на рынке и будет формировать свою собственную программу передач. Еще раз хочу подчеркнуть, что будущее телевидение — это борьба контентов, а не борьба каналов.

Как бы вы составили контент собственного канала?

Как ни странно, я включил бы туда очень много программ с канала «Культура», часть программ с канала «Дискавери» и хорошие, устоявшиеся в общественном мнении и культурном процессе художественные фильмы.

Наверное, за счет последней составляющей ТНВ и держит свой рейтинг?

Я думаю, да. Если говорить о Казани, то сегодня в городе представлены сетевые компании, и нам приходится конкурировать с серьезными федеральными каналами, и это достаточно сложная проблема. В этой конкуренции уровень канала ТНВ серьезно отстает, я это должен признать. Он отстает как в технологическом плане, так и в творческом. Посмотрите центральные каналы — там такая картинка, все сверкает так, что просто уму непостижимо. Еще пять лет назад уровень наших программ был приемлемым, но уже сегодня они проигрывают «соседям». Мы будем развиваться, строить новые студии, делать новые шоу — в этом направлении мы уже работаем.

Вы хотели бы, чтобы ваша дочь выбрала телевизионную профессию?

А почему бы и нет? Если у нее к этому есть способности, я бы только поддержал ее в этом решении. Единственное важно — чтобы изначально люди понимали, особенно те, кто приходит на телевидение, работает в творческих профессиях, насколько телевидение жестокая вещь. Вот пока ты сидишь в экране, на улицах узнают, говорят, что жить без тебя невозможно, то приходит ощущение, что ты очень важная фигура, что люди тебя будут вечно помнить. Но был такой ведущий — Сергей Брилев — очень мне нравился, в общении просто фантастический человек, очень образованный, про мусульманство мне рассказал больше, чем я знал… Ну и что? Был прекрасный ведущий, ошибся, его убрали. И ничего не изменилось в этом бренном мире. Новый ведущий появился, все его приняли, а на следующий день Брилева забыли и особо не вспоминали. Экран очень быстро забывает старое, и очень быстро принимает новое. И это самое тяжелое испытание в нашей профессии. Очень многие переживают его достаточно трудно, особенно те, кто появлялся на экране. Есть очень хорошая поговорка, в переводе с латыни ее смысл таков: «Так проходит мирская слава». Это про нас, про телевизионщиков.

Новости
02 Августа 2021, 13:32

Предприниматели Татарстана получили на развитие бизнеса 1,7 млрд рублей льготных кредитов

С начала года займ получило 31 предприятие РТ.

В Татарстане за 6 месяцев 2021 года 31 сельскохозяйственное предприятие получило на развитие бизнеса 1,7 млрд рублей льготных кредитов. Займы были выданы по специальной программе, разработанной Гарантийным фондом РТ, «Предпринимательство на селе». Поручительство по ней достигает 70% от суммы кредита. Взять можно до 5 млн рублей.

«Предоставляя свое поручительство, Гарантийный фонд Татарстана помогает сельским предпринимателям, которым не хватает собственного залога для получения кредитных средств, привлечь дополнительное финансирование для развития бизнеса. В рамках льготного продукта „Предпринимательство на селе“ мы поддержали 31 предприятие» — сообщил директор Гарантийного фонда РТ Рустем Мухамедшин.

Всего с начала года по различным программам фонд поддержал почти 200 предпринимателей республики на сумму 856 млн рублей. Это позволило привлечь в бизнес свыше 5 млрд рублей.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: