Борис Павлов, Газпромбанк в Казани: «Мы рассчитываем на активное участие в экономической жизни республики»

30 августа 2010 года на встрече президента Республики Татарстан Рустама Минниханова и председателя правления «Газпромбанк» (ОАО) Андрея Акимова было подписано соглашение о сотрудничестве между правительством Республики Татарстан и одним из крупнейших банков России — Газпромбанком. О планах и проектах Газпромбанка в Татарстане рассказал советник премьер-министра РТ, вице-президент — управляющий филиалом «Газпромбанк» (ОАО) в Казани Борис Павлов.

Соглашение определяет порядок взаимодействия сторон по мобилизации материальных и интеллектуальных ресурсов в целях развития долгосрочного взаимовыгодного сотрудничества. В рамках сотрудничества Газпромбанк намеревается рассматривать возможность кредитования предприятий, организаций и граждан Татарстана, включая ипотечное кредитование. Также банк планирует участвовать в финансировании инвестиционных программ, способствовать развитию банковского сектора республики и созданию новых рабочих мест, оказывать содействие правительству РТ в привлечении российских и иностранных инвесторов, организации облигационных займов.

После церемонии подписания Соглашения Рустам Минниханов отметил, что ни один регион не может развиваться без серьезной инвестиционной поддержки. Газпромбанк — это структура, которая имеет влияние на ряд серьезных и крупных компаний. Потенциал и возможности развития нашего сотрудничества большие", — сказал он.

— Борис Петрович, прошло полгода с того момента, как вы сменили пост первого заместителя премьер-министра Республики Татарстан на профессию банкира. Где больше творчества?

— Большая часть моей работы в правительстве РТ касалась развития инновационной экономики, разработки и продвижения различных инвестиционных проектов, в том числе в области нанотехнологий. Этот мой опыт в полной мере соответствует стратегии развития Газпромбанка, поэтому лег в основу деятельности казанского филиала. Что касается творчества, то, безусловно, оно необходимо для успешной деятельности как в правительстве Республики Татарстан, так и в банке.

— Вы возглавляете Республиканскую межведомственную комиссию по развитию наноиндустрии в регионе. Будет ли Газпромбанк принимать участие в финансировании татарстанских нанопроектов?

— Газпромбанк активно взаимодействует с участниками Комплексной программы проектного развития наноиндустрии в Республике Татарстан на период до 2015 года. Уже сегодня на рассмотрении в банке находится около десятка татарстанских проектов по выпуску продукции, не имеющей аналогов в мире. Среди них можно выделить крупнейший инвестиционный проект «Газохимия — будущее России» ОАО «Татнефтехиминвест-холдинг» по глубокой переработке природного газа. Кроме этого, ООО «Катализ» осваивает производство наноструктурированных микросферических катализаторов для нужд ОАО «Нижнекамскнефтехим».

Совместно с московской компанией ООО «РАМ» мы создаем в Татарстане производство клапанов для насосов, которые осуществляют нефтедобычу и нефтеперекачку. Компания «НУРан» налаживает выпуск нанодисперсных полимерных материалов для кабельной и трубной промышленности России: уже функционирует опытно-промышленная установка, а в ближайшем будущем предприятие намерено наладить полномасштабное производство. И подобных проектов и контрактов находится в работе не один десяток.

Кроме того, Газпромбанк принимает участие в реализации крупномасштабного проекта «Расширение инфраструктуры технополиса «Химград». Он включает в себя создание индустриально-промышленного парка и административно-офисного центра. Реализация проекта позволит создать площадку инновационного промышленного развития для среднего и малого бизнеса в Казани, особенно это касается сегмента химии и нефтехимии.

Также Газпромбанк намерен участвовать в развитии транспортной инфраструктуры Татарстана. В частности, сейчас изучается возможность инвестиций в строительство платной автомагистрали Шали — Бавлы, реконструкцию международного аэропорта Казань, а также в строительство железнодорожной ветки «Казань — аэропорт» и ряд других проектов.

— А какие продукты Газпромбанк может предложить населению нашей республики?

— Частным клиентам банк предлагает широкий спектр услуг, среди которых кредитные программы, вклады, расчетно-кассовое обслуживание, аренда индивидуальных банковских сейфов, паевые инвестиционные фонды и другие услуги. Продукты банка постоянно совершенствуются в соответствии с тенденциями развития рынка и требованиями клиентов. Так, например, в год своего 20-летнего юбилея ГПБ разработал «Юбилейный ипотечный кредит» с новыми привлекательными условиями для заемщиков. Также в этом году введено более 10 специальных программ по автокредитованию. Высокий уровень банковских технологий гарантирует клиентам качественное и оперативное предоставление услуг и уважительное отношение.

Для того чтобы сделать продукты и услуги ГПБ более доступными, а сотрудничество более эффективным, банк намерен открыть ряд дополнительных офисов как в Казани, так и в других городах республики.

— Прошел год со дня опубликования статьи президента России Дмитрия Медведева «Россия, вперед!», с которой принято отсчитывать начало инновационной революции в России. Удовлетворены ли вы темпами перестройки экономики на инновационный путь развития?

— Чтобы сократить отставание от ведущих экономик мира, мы должны развиваться быстрее их. Если в ведущих странах мира 3−4\% прибыли вкладывается компаниями в свое развитие, то мы должны сегодня вкладывать 5−6\%, чтобы догнать их.

— Зачем государство должно создавать специальные налоговые преференции для инноваций? Ведь очевидно, что чем больше предприятие вкладывает в новые технологии, тем больше производительность труда, тем выше прибыль предприятий? Инновации же выгодны. Или не так?

— Бизнес будет заинтересован в инновациях тогда, когда это станет для него вопросом выживания в конкурентной борьбе. Сейчас у многих крупных предприятий нет реальной конкуренции, они фактически являются монополиями. Надо создавать здоровую конкурентную среду. Нужно выращивать новые компании, нужно создавать благоприятные условия для роста малых и средних предприятий.

— Но ведь скоро Россия должна войти во Всемирную торговую организацию (ВТО), открыв свои рынки для компаний из других стран. Вот и появится конкуренция…

— На самом деле российский рынок уже сейчас достаточно открыт для глобальных игроков. И протекционистские меры стран, входящих в ВТО, более серьезны, чем те меры, которыми Россия пытается защитить свои рынки. Поэтому нельзя сказать, что если мы вступим в ВТО, то сразу откроем свой рынок нараспашку. Но защищать своего производителя надо уметь. Нужен реальный, здоровый протекционизм. Это обязательное условие существования экономики любой страны.

— Я давно отслеживаю тему развития нанотехнологий в Татарстане. В 2009 году проходили постоянные совещания, конференции, семинары. Видно было, что процесс идет. В этом году намного меньше стало информационных поводов на тему нанотехнологий. С чем это связано? Это свидетельство смены приоритетов или же процесс «ушел в глубину»?

— В 2009 году нужно было наладить взаимодействие между участниками инновационного процесса. Мы поставили задачу определить все проекты в сфере наноиндустрии, увидеть их состояние, найти им партнеров в бизнесе и инвесторов. Эта работа требовала широкого общения, больших мероприятий и т. д. В конце прошлого года она завершилась принятием республиканской программы проектного развития наноиндустрии Татарстана на период до 2015 года.

Уже по названию видно, что эта программа максимально конкретна и состоит только из проектов, которые находятся в разной степени готовности. Одна треть — проекты с высокой степенью готовности, они являются приоритетными. Вторая треть — проекты, которые требуют проведения НИОКР. И последняя треть — это start-up, красивые идеи, расчеты, которые надо проверить в лабораторных условиях, а потом уже продвигать. Когда такой реестр был составлен, а взаимодействие научных кругов, предприятий и финансов налажено, пиара стало меньше. Работа, как вы сказали, «ушла в глубину».

Однако существует проблема, и очень серьезная. Это большой промежуток времени от инициализации проекта, выдвижения идеи и до ее реализации. Из-за этого многие наши идеи устаревают, не успев воплотиться в жизнь, — другие страны успевают выйти на рынок с аналогичными продуктами.

Инновационный процесс в России можно представить в виде песочных часов, где верхняя часть колбы заполнена инновационными идеями. Наполняемость неплохая — в России много хороших идей и проектов. Однако в нижнюю часть колбы, где, собственно, и находится инновационная экономика, таких проектов попадает мало. Узкое место — организация финансирования этих проектов, которое осуществляется через финансовые институты развития (венчурные фонды, госкорпорации). Во-первых, таких институтов просто мало. Во-вторых, они обладают небольшими, по мировым меркам, финансовыми ресурсами. И в-третьих, в них процесс принятия решения о финансировании того или иного проекта сильно бюрократизирован.

Нужно кардинально уменьшить количество людей, которые участвуют в принятии решения кому дать деньги, кому нет. При этом они должны лично отвечать за принятое решение. Если процедура финансирования упростится, то скорость прохождения проектов увеличится даже при том небольшом количестве финансовых институтов развития и скромных объемах финансирования.

— На днях президент РТ Рустам Минниханов выразил неудовлетворенность тем, как развивается малый и средний бизнес в республике. Стоит задача существенно расширить долю МСБ в валовом региональном продукте…

— В целом уровень развития малого бизнеса в Республике Татарстан выше, чем в России, но значительно уступает развитым странам капитала. Необходимо создать благоприятную среду для массового развития малого инновационного бизнеса. Их финансирование должно осуществляться по другой схеме, с минимальными бюрократическими препонами и грамотными людьми.

— Так где же их взять?

— Кадры надо воспитывать и выращивать! Иначе будут только управленцы, которые умеют деньги тратить, а не зарабатывать.

— Но в Татарстане вроде обучению управленцев уделяется большое внимание, их даже в Сингапур вывозят, в Казани лекции читают…

— Любое обучение — это благо. Но самый большой фактор, который влияет на эффективность управленца, — это его опыт работы. Нельзя людей ставить на руководящие должности, если они не получили опыта реального управления и работы на «передовой». В любой крупной компании США, Японии или Западной Европы никогда не поставят человека на должность начальника отдела, если он хоть какое-то время не поработал замом. А у нас зачастую так бывает — послали за рубеж обучаться и после этого сразу на руководящую должность ставят. Он должен пройти практику решения ежедневных реальных проблем. А обучение — это уже как повышение квалификации.

— Ну и последний вопрос. Ваш прогноз на 2011 год — будет стагнация, умеренное восстановление или же, может быть, бурный рост экономики?

— Я считаю, что в следующем году будет развитие экономики. Для этого есть реальные основания как на глобальном, так и на региональном уровне. Оживление мировой экономики приведет к росту нашего традиционного экспортного потенциала, а значит, к увеличению поступлений в бюджет. Но рост в следующем году, я думаю, будет умеренный.

Новости
04 Декабря 2021, 13:28
Коронавирус - реакция Татарстана

Еще 234 татарстанца заразились коронавирусом За сутки

В Татарстане медики выявили 234 новых заболевания коронавирусом за сутки. Больше всего заболевших в Казани и Набережных Челнах — 99 и 18 случаев соответственно.

На 4 декабря в республике с начала пандемии зарегистрировано 38 994 случая COVID.

Выздоровели за весь период 32 518 татарстанцев, вакцину получили более 2 млн граждан республики.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: