Новости
26 Мая 2020, 11:34

В Татарстане средний размер автокредита сократился на 3,7% В апреле

Заемщики в республике в среднем брали в банках 673,4 тыс. рублей.

В Татарстане в апреле 2020 года средний размер автокредита сократился на 3,7% и составил 673,4 тыс. рублей. Об этом свидетельствуют данные Национального бюро кредитных историй. В марте заемщики брали в банках республики на покупку авто в среднем 699,6 тыс. рублей.

В целом по РФ средний размер выданных автокредитов составил 697,4 тыс. рублей. По сравнению с мартом текущего года показатель снизился на 17,8%.

«В период самоизоляции наиболее серьезно в розничном кредитовании пострадал именно сегмент автокредитов, падение выдачи здесь составило более 80 процентов. При этом сокращение выдачи происходило, в основном, за счет заемщиков хорошего кредитного качества, которые, как правило, снижают свою кредитную активность в кризисные периоды. Этим заемщикам банки делегируют максимальные суммы кредитов. Кроме того, в сегменте автокредитовании слабо развиты дистанционные каналы продаж, а традиционное офлайн-кредитование в автосалонах в апреле фактически остановилось», — поясняет гендиректор НБКИ Александр Викулин.

Самую серьезную динамику снижения среднего размера выданных автокредитов среди 30 регионов-лидеров по объемам автокредитования продемонстрировали Кемеровская область (-34,3%), Алтайский край (-29,4%), а также Тульская (-24,0%), Воронежская (-21,1%) и Оренбургская (-20,5%) области.

В Москве и Санкт-Петербурге средний размер кредита на покупку авто снизился на 4,2% и 6,7% соответственно.

Мнения
06 Июля 2020, 08:00

Как коронавирус повлиял на состояние государства Объясняет Екатерина Шульман

Политолог считает, что города начнут соперничать с государством за политическое влияние. Но именно государства обеспечат безопасность — главную ценность современности.

С весны 2020 года пандемия коронавируса стала главной темой, которую обсуждают СМИ и соцсети. В медиа ежедневно называли количество жертв Covid-19, которое с каждым днем росло. Чтобы предотвратить еще более массовую эпидемию, чиновникам пришлось установить режим самоизоляции. В результате целые отрасли и сотрудники остались без работы и денег на несколько месяцев.

Из-за потока негативных новостей у людей появилось чувство катастрофы, которую не контролирует государство. Часть экспертов стала говорить о том, что мир после эпидемии уже не будет прежним.

Екатерина Шульман считает, что коронавирус не спровоцировал новые процессы, которые могут повлиять на общество. Вместо этого пандемия обострила неравенство, усилила и одновременно наложила на государство новые обязанности.

Никто не заметил, как политики справились с эпидемией

Коронавирус существенно не повлиял на экономическую ситуацию в России или в других странах. Вместо этого эпидемия лишь усугубила те проблемы, которые уже возникли в обществе. Например, вирус усилил неравенство — больные и бедные люди оказались в еще большей зоне риска, чем богатые и здоровые. Ведь богатые могут позволить себе всегда ездить на личном авто или пройти лечение в частной клинике. Поэтому у них меньше шансов заразиться, а если они и «поймают» вирус, то с большей вероятностью вылечатся от него.

Радикальных изменений в политике также не произошло. Государства вместе с их правительствами, президентами, депутатами и чиновниками так и остались главными действующими лицами. Управленческого коллапса не случилось: те, у кого была власть, худо-бедно выполнили свою работу и остановили рост заболевших.

Даже в Италии, где больницы не успевали принять новых пациентов, со временем удалось стабилизировать ситуацию.

У людей, которые много времени проводят в соцсетях, возникло ощущение наступившего коллапса. Эта иллюзия усиливается еще больше из-за того, что люди не могут повлиять на ситуацию. Единственное, что им удасться сделать — репостнуть новость или написать под ней комментарий.

Города хотят получить такую же власть, как и государства

Еще до эпидемии государствам бросали вызов два типа факторов. На глобальном уровне возникали новые торговые союзы, а роль ООН, ОБСЕ, ОПЕК и других международных организаций продолжала усиливаться. Евросоюз, которому предрекали развал после Брексита, наоборот, окреп и готов выделить своим странам 750 млрд евро на поддержку экономики.

На местном уровне начала усиливаться роль городов — ведь в них концентрируются большая часть финансов и проживает образованное население. Города стали центрами новой экономики услуг, но до сих пор у них нет своих политических представителей наравне с президентом или правительством.

Относительная власть есть у регионов в странах-федерациях: их штатам, областям и другиv субъектам иногда разрешают издавать свои законы. Но следует помнить, что федерализм появился в то время, когда в городах и селах жило примерно одинаковое количество людей. Поэтому теперь распределение власти от центра к регионам выглядит устаревшим.

За последние 50−70 лет даже в некогда аграрной России большая часть населения переселилась в города.

Появлялись также слухи о том, что роль государства может пошатнуть развитие ИТ. Эксперты писали, что правительство ждет «уберизация» — когда оно со временем превратится в автоматизированный онлайн-сервис. Однако пока эти предположения так и не сбылись.

Раздавать деньги и контроллировать граждан онлайн

На фоне пандемии и карантина в странах Западной Европы вновь заговорили о безусловном базовом доходе. Экономике этих стран понадобилось простимулировать спрос, поэтому деньги решили раздавать гражданам «просто так». Страны первого мира стали богаты настолько, что им уже не обязательно заставлять работать всех людей по 40 часов в неделю. Такая ситуация может привести к тому, что государства превратятся в глобальных плательщиков пенсий.

Государства стали бы содержать своих граждан и требовать от них еще большей лояльности. Это похоже на возрождение социализма.

ИТ может упразднить государство до уровня онлайн-платформы. Но благодаря тем же технологиям у правительства появились дополнительные инструменты для контроля за гражданами: от наблюдения за комментариями в соцсетях до блокировок мессенджеров. Из-за эпидемии у государств появился еще один повод собрать данные своих граждан. И заодно помешать им свободно передвигаться в городах.

Вместо войны — беззаботная жизнь и развлечения

Третий фактор, который усиливает государство — это культ безопасности. Предыдущие поколения восхваляли самопожертвование. Пойти на войну считалось делом чести, ради которого человек может погибнуть или остаться инвалидом.

Теперь ценностью для общества стала жизнь. Причем такая жизнь, в которой человек может получить все блага экономики впечатлений. Например, заниматься спортом или путешествовать в другие страны. А впечатлениями, как известно, хочется поделиться в соцсетях — и это тоже становится двигателем экономики.

Covid-2019 показывает, что для нынешнего общества безопасность важнее, чем свобода каждого гражданина. А такую массовую безопасность может обеспечить только государство.

Как эти тренды могут повлиять на организацию власти и экономики? Думаю, что в богатых странах станут чаще назначать безусловный доход для граждан. В этих странах заговорят, а затем начнут тестировать четырехдневную рабочую неделю. В дальнейшем это повлияет на всю жизнь общества — от облика городов и до отношений внутри семей.

Екатерина Шульман,
Политолог, член совета Общероссийского гражданского форума

Записано по выступлению на онлайн-встрече «Прощай, Covid?»
Записал Александр Токарев

Материалы по теме

Партнёры TatCenter:
1 из 1
Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: