Новости
24 Апреля 2014, 09:00

Ученым нужны предприниматели

За день до открытия Казанской венчурной ярмарки эксперт по воплощению академических исследований в массовый прибыльный продукт, директор центра трансфера технологий израильского Техниона Бенджамин Соффер рассказал, как превратить страну в мирового лидера инновационного производства. На лекции в КФУ он поделился опытом коммерциализации знаний и посоветовал ученым не торопиться с публикацией собственных открытий.

В Казани по приглашению Инвестиционно-венчурного фонда выступил эксперт по трансферу технологий в реальное производство с мировым именем Бенджамин Соффер. Проработав более 20 лет в этой отрасли, он возглавляет соответствующий центр в израильском Технионе, где были сделаны многие инновационные открытия и впервые запушены ИТ-проекты, которыми пользуются миллионы людей по всему миру, такие, как, например, программа ICQ.

Технологический университет, созданный в 1924 году, стал центром разработки новых технологий страны, благодаря которому крупнейшие мировые игроки — Google и Microsoft — выбрали площадкой для своих компаний в Израиле именно Хайфу. Привлечением инвесторов на совсем новые открытия студентов занимается Бенджамин Соффер, по словам которого, таким же успешным в плане привлечения бизнеса к науке может стать любой университет, который не боится рисковать и быть открытым.

Говорится об этом немало, однако на деле из множества интересных научных проектов до рынка доходят единицы. Глава Инвестиционно-венчурного фонда РТ Айнур Айдельдинов решил узнать, как Израилю удается делать науку прибыльной.

«Когда я смотрел интервью, меня заинтересовал ответ на вопрос, как ученым привлекать инвестиции? Бенджамин Соффер тогда сказал, что нужна максимальная открытость, не нужно бояться за свою интеллектуальную собственность, потому что она все равно пропадет, если ее вовремя не донести до рынка. Одну и ту же идею придумывают тысячи человек, и только единицы доводят ее до рынка. Для инновационной компании важно, чтобы рядом стоял очень сильный, опытный предприниматель, который уже немного накопил „мышц“ — финансовый капитал, который бы смог „вытащить“ эту компанию, довести ее до рынка и оказать поддержку», — объяснил Айдельдинов.

О том, что ученым нужны предприниматели, говорил и сам израильский эксперт. В Технионе работа построена так, что университет сам ищет потенциальных инвесторов уже на ранней стадии разработок, а для представителей бизнеса проводит обучающие семинары и конференции.

«У нас в стране в данный момент очень много предпринимателей — столько же, сколько было, наверное, в Советском Союзе. Мы (Технион — ред.) стараемся создавать институты, которые финансово могут развиваться сами. В начале 90-х лидеры нашего государства решили не просто обучать студентов, а думать о том, что, выпускаясь, они ничего не могут. Поэтому мы привлекаем промышленные компании, которые тесно сотрудничают с университетами. Специально для этого мы начали создавать новые ведомства», — рассказал в КФУ Соффер.

По его словам, до 75\% выпускников в дальнейшем работают на крупнейшие компании, инвестирующие в науку вуза. Специалисты, в свою очередь, помогают развивать предприятие. Здесь все взаимосвязано, говорит Соффер.

Главная сложность реализации даже самого перспективного и нужного обществу исследования в том, что университеты не готовы перейти от стадии теории к тому, что нужно промышленности — опытному образцу. И много проектов оказывается в так называемой «мертвой зоне», когда они не находят выхода на рынок, потому что вуз не создал соответствующие условия.

Если думать только о выгоде, то главным ресурсом, способным привлечь финансы в академические исследования, он назвал «науки о жизни» — то, что больше всего волнует потребителей.

«Говоря о передаче технологий, можно назвать те отрасли, где большинство университетов зарабатывают деньги и достигают успеха. Это науки о жизни. Это лекарства, в большей степени. Разработки, которые были проданы за миллионы долларов по всему миру, дают университетам еще больше возможностей для развития — роялти, оплачиваемые с их продажи, перечисляются непосредственно вузу или ученому. Таким образом, университет получает деньги, ничего не делая…

… Мы утверждаем, что большинство университетов зарабатывают на разработке лекарств, но есть проблема — многие их учреждений тормозят на уровне осуществления проекта. В таком варианте возможность коммерциализации исследований очень и очень низка. Продвижение вперед происходит только тогда, когда вуз начинает работать над клиническими испытаниями", — отметил эксперт.

Ученые и сами создают преграды для воплощения своих работ, когда слишком рано их публикуют и не думают о защите своих авторских прав. В том случае, если не продуман механизм их реализации и получения рыночного продукта, это просто выброшенные на ветер идеи, считает он.

«Иногда публикации, которые выпускают ученые, выходят слишком рано. Может быть, что-то придумано на уровне академического исследования, но не реализовано дальше. И мы принимаем, что исследование — проект, который еще не готов для реализации. В этом и заключается проблема. Как только вы запатентовали свое исследование, необходимо работать над ним дальше, потому что ценность его может немного уменьшиться», — предупреждает он.

Израиль, чтобы с нуля стать одним из самых развитых по инновационным разработкам государством (16 место в мире), создавал инфраструктуру, когда у бизнеса и науки нет больше других шансов, как работать вместе. Обратное наказывалось штрафами, поэтому инвесторам выгодно было находиться в стране и таким образом развивать ее инновационный потенциал собственными вложениями.

«Я не думаю, что есть легкие пути коммерциализации исследований. Я сравниваю процесс передачи технологии с лотереей, и я думаю, что это правда.

Сейчас очень велика конкуренция за «мозги». И что сделал Израиль? Через свой фонд государство помогает с финансированием исследований на самом раннем уровне. Если вы хотите проводить исследования за пределами Израиля, то придется платить определенный штраф, поэтому власти сами финансируют разработки.

Но потом, если зарубежная компания хочет купить эти разработки, их заставляют организовывать бизнес на территории Израиля. Предприниматель «покупает» людей, «мозги» и технологии на израильской территории, поэтому страна является одной из самых развитых по инновационному производству", — подытожил свое выступление Соффер.

Эксперт по привлечению бизнеса в науку примет участие и в девятой Казанской венчурной ярмарке, которая откроется в столице Татарстана 24 апреля.

Новости
06 Декабря 2021, 17:59

8 резидентов ТОСЭР Набережные Челны экспортируют продукцию в 20 стран

С маркировкой «Произведено в Набережных Челнах».

Восемь резидентов «ТОСЭР Набережные Челны» экспортируют свою продукцию с маркировкой «Произведено в Набережных Челнах» в 20 стран: Нидерланды, Швецию, ОАЭ, Китай, Латвию, Казахстан, Армению, Белоруссию, Бразилию и т. д. Об этом сегодня на деловом понедельнике сообщила заместитель руководителя исполкома автограда Наталия Кропотова.

Она уточнила, что лидером по доле экспортированной продукции является компания по производству хоккейных клюшек «Заряд». По географии экспорта наилучшие показатели у фирмы «Венские вафли».

Мэр Набережных Челнов Наиль Магдеев, комментируя выступление Кропотовой, отметил, что Набережные Челны по-прежнему остаются моногородом, ориентированным на выпуск грузовиков. Однако, ТОСЭР позволяет минимизировать риски в сфере автомобилестроения.

Градоначальник напомнил, что Челны первыми в России получили статус ТОСЭР и входили в группу городов с наибольшим риском.

«Статус ТОСЭР, который мы получили первыми в стране — это исторический шанс для города Набережные Челны, чтобы за короткий промежуток времени диверсифицировать экономику города», — отметил Магдеев.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: