Новости
04 Сентября 2014, 10:32

Режиссер Йос Стеллинг: лучшее, что можно сделать в жизни — создавать воспоминания

Режиссер Йос Стеллинг, известный в мире как создатель голландского авторского кинематографа, впервые приехал в Казань. В нашем городе проходит ретроспектива его фильмов. Автор культового «Иллюзиониста» Стеллинг называет каждый свой фильм мечтой, но убежден, что в жизни надо быть реалистом: «Я думаю, человеку даже смерть не страшна, если у него в голове есть определенный план того, что еще нужно сделать».

Ретроспектива фильмов Йоса Стеллинга в Казани организована Фондом поддержки современного искусства «Живой город» совместно с министерством культуры Республики Татарстан. В течение недели будут представлены шесть полнометражных лент режиссера, а также его короткометражные фильмы. Параллельно с участием в Казанском фестивале мусульманского кино Стеллинг проводит встречи со зрителями, которых называет своими сотворцами, ведь именно их реакция и эмоции завершают процесс создания фильма. Об этом и не только — в интервью режиссера корреспонденту портала TatCenter.ru.

Наша встреча состоялась в отеле. Изящным жестом указывая на сигарету, он просит подождать еще минуту. Не узнать его невозможно: белоснежные кудрявые волосы, легкая походка, дух абсолютной свободы. В одежде предпочитает черный цвет, говорит, это свойственно многим режиссерам. «Время идет все быстрее, быстрее», — говорит Стеллинг, видимо, в продолжение своих мыслей, жмет мне руку и предлагает начать разговор. Он сосредоточен и мечтателен одновременно, у него взгляд волшебника: серьезный, с затаенным лукавством в глубине.

Фото: ЦСК «Смена»

Говорить с ним о чем-то, кроме кино, невозможно: любую тему он словно видит сквозь объектив кинокамеры, а событие представляет последовательностью кадров.

«Я никогда не уезжаю в отпуск. Эта неделя в Казани как раз является для меня временем отдыха, перерыва в работе над фильмами».

— Ваши фильмы мне хочется пересматривать кадр за кадром, как альбом с фотографиями.

 — Все фильмы?

— Да. И самая большая загадка, которая после просмотра не дает покоя: как рождаются эти простые и сложные одновременно образы? Эти визуально-смысловые аттракционы для зрителей?

— Я режиссер, который работает с камерой, а не тот, кто сосредоточен на актерской игре. Фильм — это визуальное искусство. И я всегда стараюсь быть нацеленным на истории, которые могут быть выражены в образах. Думаю, Тарковский был режиссером такого же плана.

— События Вашей жизни находят отражение в фильмах?

— Моей жизни? Да… Вообще, сама жизнь является источником вдохновения, даже в тех случаях, когда не происходит прямого отражения событий, но все равно, конечно, моя жизнь влияет на фильмы.

— Что может стать импульсом для создания новой картины?

— Процесс создания фильма позволяет мне делать больше, чем в обычной жизни, расширять свои возможности. Это как приключение.

Для начала мне всегда нужен какой-то конфликт. Вокруг меня очень много людей, которые лучше, чем я: операторы, актеры, а мне нужно всех их собрать в едином процессе. И мы работаем вместе, чтобы этот конфликт построить, а под конец все уже происходит вне зависимости от меня. И в начале процесса я никогда не знаю, какой будет конец фильма, я работаю в поисках новых решений.

Фото: «Ретроспектива фильмов Йоса Стеллинга»

— То есть сценарий Вы пишете с открытым финалом?

— Да, это так, и все время все меняется. Конечно, есть канва, но замысел развивается, растет в процессе работы.

— Как строится взаимодействие с оператором: он воплощает Ваши идеи или привносит свои? Визуализация образов Ваша и оператора — они не конфликтуют?

— Нет, никогда. У нас очень близкие отношения, никаких споров у нас не бывает. Я работаю с одной и той же командой уже около 30 лет. Мы друзья. Если они работают над каким-то другим фильмом, то когда я им звоню, они все отменяют и приезжают ко мне, на мой проект.

— Как проходит съемочный день?

— Каждый день все по-разному, это как на войне! Обычно создание фильма занимает около пяти лет, а съемочный период — всего два процента этого времени. Я всегда работаю в паре с оператором, его зовут Хуат, такое странное голландское имя, мы всегда вместе, ездим в одной машине, разговариваем, проводим встречи с нашей командой.

Я привык, чтобы люди знали, что я хочу сделать в этот день на съемочной площадке, поэтому начинаю работу с плана. А когда съемочный день заканчивается, все обычн
о удовлетворены, и мы видим, что у нас получилось то, что мы задумывали.

— Леонид Бичевин в одном из интервью рассказал о Вашем умении найти подход к каждому актеру, об особом стиле работы с актерами. Для Вас важно, чтобы актеры поняли, почему Вы хотите именно так сделать ту или иную сцену?

— Я семейный человек, мне нравится работать именно командой. И очень важно, чтобы вокруг меня были думающие люди, например, Маковецкий.

После каждого съемочного дня у нас бывают предварительные просмотры. Мы вместе со всей съемочной группой отсматриваем то, что сделали за день. И вот, в первые дни работы Маковецкий почему-то не участвовал: он смотрел только на наши лица, но отказывался смотреть материал. Потом я узнал, что, оказывается, обычно режиссеры в России не разрешают актерам смотреть материалы съемок. Я сказал ему: «Ты должен это посмотреть, у тебя гораздо больше опыта, чем у меня, ты должен помочь мне быть режиссером, тогда я смогу помочь тебе быть актером». И он стал просматривать материалы, делиться идеями. У нас даже появился специальный стол для него. Если есть идеи, актер может ими делиться, так у Маковецкого возникало много идей, и некоторые из них были фантастичными. Мы с ним после этого стали хорошими друзьями.

Актерам как творческим людям обязательно надо давать возможность привносить что-то новое в процессе работы.

— Вы очень важную роль отводите зрителю — сотворцу режиссера. Кто становится первым зрителем Ваших фильмов?

— Я провожу много встреч со зрителями, прежде чем завершить работу над фильмом. Но я обычно не слушаю зрителей, а наблюдаю за ними. Первые зрители — это, конечно, съемочная группа, моя жена, друзья.

— Почему Вы делаете это до завершения работы над фильмом? В результате этих встреч могут быть внесены изменения?

— Небольшие — да. Последняя фаза — это музыка: если фильм уже озвучен музыкально, то тогда никакие изменения невозможны. Он завершен, и у меня такое чувство, что фильм, танцуя, улетает под эту музыку от меня.

— В Казани Вы будете смотреть свои фильмы вместе со зрителями?

— Возможно, начало. Я столько раз уже видел фильмы. Обычно я десять минут смотрю, слышу реакцию зрителей, если она правильная, то я удовлетворен и могу идти. Это как с ребенком: пока он маленький, надо заботиться о нем, а когда начинает ходить, присматривать, конечно, надо, но дистанция должна увеличиваться. Помню, как я посмотрел фильм «Стрелочник» через несколько лет после завершения съемок, и это уже был как будто взрослый самостоятельный человек.

Фото: «Ретроспектива фильмов Йоса Стеллинга»

— Дома, в Нидерландах Вы ходите смотреть фильмы других режиссеров?

— Да, смотрю фильмы моих друзей, но сложно говорить о фильмах из своей страны. Также смотрю фильмы режиссеров из других стран — это как соревнование: ты видишь самое лучшее, что снято в мире.

— В фильме «Девушка и смерть» звучит русская колыбельная. Где Вы ее впервые услышали?

— Я искал колыбельную, а эта песня типичная, кстати, она, по-моему, немного похожа на татарскую, в ней есть что-то восточное. Мне очень понравилась мелодия, а слова прекрасно ложатся на содержание фильма.

Актер Леонид Бичевин, когда пел ее в кадре, плакал. Я ничего не мог изменить, и решил оставить песню и позволить ему плакать.

— Я тоже плакала, когда он пел…

— В этом фильме у нас был очень опасный момент, когда Маковецкий должен был в конце спеть ту же песню, а это очень сложно. И он плакал, потому что он действительно очень хороший актер.

— Вам в детстве пели колыбельные?

— Да, мама пела. Но вообще это что-то более русское: рассказывать сказки деткам, петь песни. А мы очень практичные люди. Вот почему мне нравится приезжать в Россию.

— Когда началось Ваше знакомство с русской культурой, и чем она Вас пленила?

— Мои фильмы в 80-е годы распространились по всему миру. И однажды я узнал, что «Стрелочник» очень популярен в России. Я приехал сначала в Москву, был в составе жюри фестиваля. Люди были рады видеть меня, мы начали разговаривать о фильме, им очень нравилось, и я нашел определенную публику, которая действительно понимает то, о чем я говорю в фильмах.

Русские очень поэтичны, жадные до впечатлений
.

— Зритель Ваших фильмов невольно тоже начинает мыслить образами: изысканность визуальных метафор завораживает. Испытываешь наслаждение от живописной красоты кадров. Кто из мастеров живописи Вам близок?

— Это зависит от настроения. Я однажды пошел в Русский музей в Санкт-Петербурге на выставку икон. И спросил у смотрителя, почему русские люди так любят иконы?! Мне это непонятно, потому что изображения плоскостные, они похожи друг на друга и полностью лишены эмоций. Смотритель ответил очень просто:

Эмоции не на иконе, а внутри того, кто смотрит.

— Вы верите в Бога?

— Я католик, но не достаточно активный прихожанин. Бог — это то, что внутри. Мне нравятся ритуалы, есть очень красивые религиозные традиции. Заниматься кино — это что-то вроде религии.

— В жизни Вы когда-нибудь становились свидетелем чуда? Или чего-то необъяснимого, может быть, мистического?

— Да. Это обычно то, чего ты хочешь. Например, вот телефон. Когда Вы думаете о каком-то человеке, и он вдруг начинает звонить Вам — что-то странное есть в этом, на мой взгляд. Люди обычно говорят мне, что это просто совпадение. Может быть, но когда один и тот же человек звонит, когда ты о нем думаешь, по-моему, это не просто совпадение. Я надеюсь, что все это неспроста.

— Вам хотелось когда-нибудь перевоплотиться в кого-нибудь из своих персонажей? Кто из них Вам близок по духу?

— Все персонажи — это часть меня. Например, если говорим о «Девушке и смерти», я — старый Николай и молодой Николай, граф, Нина. Ощущение фильма — это мое персональное ощущение, и мне это очень нравится. В данном случае основная тема — это ощущение меланхолии. Это очень что-то русское: прошлое, воспоминания.

Самое лучшее, что Вы можете сделать в своей жизни — это создавать воспоминания.

— Сейчас Вы работаете над новыми проектами?

— Да, над парой фильмов, но детали пока не могу раскрыть.

— В жизни Вы реалист или верите в иллюзии?

— Надо быть реалистом, иначе ты будешь оторванным от жизни. Но, конечно, это тесно переплетается. Каждый фильм — это невозможная мечта. И в то же время производство фильмов — это очень сложный процесс, который надо осуществлять, будучи реалистом.

Быть реалистом необходимо, потому что иметь какой-то конкретный план — это лучший способ выжить.

Я думаю, человеку даже смерть не страшна, если у него есть определенный план в голове, знание того, что еще нужно сделать, и необходимость воплотить план — это очень мощный стимул для жизни.

— Кто или что делает Вас счастливым?

— Счастье — это странная вещь. Я не пессимист, но я думаю, что в жизни возможны лишь отдельные счастливые моменты, это, прежде всего, некий баланс, ощущение гармонии.

Когда я устал и удовлетворен сделанным, для меня — это счастье.

Беседовала Нина Максимова

Что нового в июле 2022 года  08:00

Новости
29 Июня 2022, 13:12

В июле в Казани начнется реконструкция второго участка третьего северного коллектора

Ход работ проинспектировал Ильсур Метшин.

В июле в Казани стартует второй этап реконструкции третьего северного коллектора. Сотрудники «Водоканала» приступят к ремонту участка по проспекту Ямашева — от ул. Адоратского до ул. Амирхана. Его протяженность составляет 850 метров. Проектно-сметная документация второго этапа реконструкции сейчас проходит госэкспертизу. Об этом мэру Казани Ильсуру Метшину, который сегодня проинспектировал ход работ, сообщил первый заместитель директора МУП «Водоканал» Марат Салахов.

В рамках первого этапа работ на участке по ул. Чистопольской, от ул. Меридианной до ул. Бондаренко, уже построены три из шести колодцев, а также реконструированы два уже существующих колодца. Рабочие проложили шесть временных трубопроводов. Их общая протяженность — 1,95 км. Сейчас идет промывка коллектора рядом с домом № 26/5 по ул. Чистопольской.

Также «Водоканалу» предстоит выполнить третий этап работ на участке трубопровода по ул. Амирхана, от ул. Четаева до ул. Чистопольской. Сейчас идет подготовка всей необходимой документации.

Первые два этапа планируется завершить уже к сентябрю, а третий — к концу текущего года.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: