Новости
03 Июня 2016, 10:00

Павел Медведев: «Суды де-факто отменили закон о страховании вкладов»

В четверг финансовый омбудсмен России Павел Медведев выступил в Казани на конференции «Практика предоставления финансовых услуг населению: проблемы и перспективы». По его словам, суды де-факто отменили закон о страховании вкладов, в России 7,5 млн потенциальных банкротов, а одна из главных проблема банков — сотрудники-мошенники. Портал TatCenter.ru приводит речь Медведева.

На подобных конференциях принято рассказывать, что делать, чтобы не украли деньги с карточек, или что делать, если все-таки украли. К моему огромному сожалению, я должен перестроиться и обратить внимание на ту часть граждан, которая создает правоприменительную практику. Иначе все остальные разговоры будут в пользу бедных.

Конференция посвящена грамотному предоставлению финансовых услуг населению. Есть две самые простые услуги: размещение в банке накоплений и предоставление кредитов. К сожалению, хорошее законодательство и удовлетворительная правоприменительная практика сейчас не связаны ни с той, ни другой услугой.

Суды де-факто отменили закон о страховании вкладов

Очень часто бывая на таких конференциях, я рассказываю людям, как нужно вести себя, чтобы наверняка сохранить свои накопления, которые они собираются доверить банку. Алгоритм был очень простой: нужно было позаботиться о том, чтобы в каждом банке вклад никогда не был больше 1,4 млн рублей (речь идет о страховании вкладов). В таком случае вы свои деньги не потеряли бы, и если с банком что-то случится, вам вернули бы деньги очень быстро.

фото ura.ru

Больше я не имею возможности говорить о таком алгоритме, и это очень болезненно. К сожалению, суды, исключая конституционные, де-факто отменили мое дитя — закон о страховании вкладов. Сейчас существует много тысяч случаев, когда граждане, отдавая деньги в банк и думая, что они положили их в депозит, на самом деле положили их в карман мошенников. В карман мошенников, которые являются сотрудниками банков.

Когда дело доходит до суда, тот говорит: «Как же так? Вы хотите вернуть деньги из банка, но они же не дошли до кассы». Это полностью противоречит духу закона о страховании вкладов.

Я долго думал, что правильно понимаю Гражданский кодекс. В нем объясняется, кто и за что отвечает, если сотрудник организации обидел клиента. Если вы входите в магазин и видите, что за кассовым аппаратом сидит девочка, вы не должны у нее спрашивать документы, проверять, что она является сотрудницей магазина. Если она как-то нарушит права, вы должны требовать компенсацию с магазина и должны получить ее.

Оказывается, для магазина это правда, а для банков — нет.

Передаешь деньги в окно — а что дальше?

Есть десятки тысяч случаев, когда граждане отдали деньги в карман мошенников. Ситуация распадается на два типа. Если «вклад» был в банке, который «умер» — Агентство по страхованию вкладов частенько оказывается на стороне граждан. Когда банк «живой», я не знаю ни одного исключения, чтобы гражданин смог получить деньги назад.

Я взял одно из многочисленных судебных решений для драматизма ситуации. «Данный договор не соответствует типовой форме, утвержденной банком. Расходный и приходный кассовые ордера не соответствуют форме приложения № 9, приложению Банка России». Представляете, да? Человек пришел в банк отдавать деньги на депозит. И что же он видит? Что договор не соответствует такой-то форме такого-то приложения от такого-то числа. У меня таких договоров целая пачка. Я бы не отличил. Их нельзя отличить.

Подобные случаи пугают. Приходишь в любой банк, даже самый респектабельный, передаешь деньги в окошечко. Раньше я мог объяснить человеку, как вести себя, чтобы не потерять деньги. Теперь я не знаю что говорить.

Никаких способов справиться с плохими кредитами не предложено

Другая услуга — кредитование. Раньше ученые думали, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Но наука продвигается. Выясняется, что бесплатный сыр нашел и парламент. Он придумал способ ограничить цены — 70 лет советской власти оказалось недостаточно для того, чтобы убедиться, что регулировать цены не получается.

Парламент ограничил стоимость кредитов, и теперь банки не могут выдавать слишком дорогие кредиты. Нормируется «правильная» ставка, за ней следит ЦБ, раз в квартал она считается по новой. Банки имеют право отходить от нее только на треть.

Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Так как за последние десятилетия граждане получили много денег в долг, а в последнее время ухудшилось финансовое положение граждан, им все труднее обслуживать кредит. Никаких рациональных массовых способов справиться с плохими кредитами сильно закредитованному человеку не предложено, поэтому простодушный гражданин поступает неправильно — ведь мама говорила, что долги надо отдавать — он перекредитовывается. Если на нем лежит два-три кредита, то банк не даст ему еще один. И не должен давать — он же плохой заемщик. А если и выдавать, то только под высокий процент.

Тем самым граждане выталкиваются в микрофинансовые организации, где ставки на порядок выше. К сожалению, сотрудники банков провоцируют граждан на МФО: они думают только о следующем платеже.

Другая сторона медали состоит в том, что даже те люди, которые могут получить кредит в банке, теряют возможность оценивать стоимость кредита. В одном случае, который был у меня, стояла эффективная процентная ставка в 31,5\%. Процент абсолютно законный. При пересчете выяснилось, что стоимость кредита оказалась свыше 71\%.

Гора родила не мышь, а микроб

Количество людей, которые хотя бы один раз сбились с графика платежей, которые хотя бы один раз не заплатили — 11 миллионов. 10\% взрослого населения. Тех, кто не платил больше трех месяцев — 7,5 млн. Возникла социально-политическая проблема. Много людей оказались в трудном положении. С этим что-то надо делать. Можно, конечно, говорить «о чем вы думали?», но упрекать надо и создателей международного финансового центра. Но и упрекать — не очень хорошо.

Врачи нам говорят не пить и не курить, а мы не слушаемся их. Но когда мы приходим к врачу, он не говорит «зачем ты курил, я тебя лечить не буду». Финансист должен брать пример с врача.

Итак, возникла проблема. Законодатель это понял. И принял закон о банкротстве физлиц. К огромному моему сожалению, гора родила не мышь, а микроб. Закон действует уже более полугода и должен был бы уже произвести какой статистический эффект. Его нет. 7,5 млн граждан требуют, что бы им хоть как-нибудь помогли.

Этот закон должен был бы помогать, в нем речь идет и о реструктуризации долга. Но в сейчас в суде 4,5 тыс. заявлений о признании банкротом. Сколько из них пройдут до конца — неизвестно. Но даже не каждому тысячному за полгода удалось обратиться в суды.

Теоретически закон предназначен для богатых, у кого большие долги (от 500 тыс. рублей). Тем, у кого долги меньше, помогать должен другой институт — финансовый омбудсмен. Вот только он работает только на основании долгих отношений с бывшими студентами — я преподавал многим нынешним банкирам, которые мне помогают. Должна быть какая-то регулярная схема, нужен закон.

Два года назад закон о финансовом омбудсмене был принят в первом чтении. И эти два года лежит.

Такая ситуация становится опасной.

Записал Илья Иванов

Новости
27 Октября 2020, 14:59

Бизнес-объединения попросили новую отсрочку для гостиничной отрасли

Показатели доходности предприятий отрасли снизились на 40−60% по сравнению с 2019 годом.

Бизнес-объединения, в том числе Ассоциация отелей Казани и Татарстана, обратились с письмом к премьер-министру РФ Михаилу Мишустину с просьбой ввести отсрочку по налогам до 31 декабря 2021 года и другие меры поддержки гостиничной отрасли, передает ТАСС.

В письме отмечается, что из-за ограничений на проведение массовых мероприятий и снижения загрузки отелей показатели доходности предприятий отрасли снизились на 40−60% по сравнению с 2019 годом. При этом гостиницы с октября по декабрь должны уплатить налоги и исполнить обязательства по кредитам, выданным под 0% или 2%.

Ранее сообщалось, что цены на проживание в гостиницах в Татарстане снизились на 4,8%.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: