Новости
12 Мая 2016, 12:10

Экономический рост за счет средств населения: стоит ли поддаваться панике?

Резонансная новость о том, что рост экономики чиновники предлагают обеспечить за счет снижения зарплат россиян, гарантировав последним «год добровольной бедности», породила немало дискуссий. В новом выпуске спецпроекта TatCenter.ru «Мнения» экономист Игорь Кох разбирает проект макроэкономического прогноза МЭР на 2016−2019 годы, призывает не паниковать и подчеркивает, что сценарий базируется не на стремлении правительства урезать все, что можно, а на реальной экономической действительности.

Широкий общественный резонанс вызвала новость о том, что минэкономразвития РФ предлагает выходить из стадии рецессии при помощи ограничения роста зарплат в 2016—2017 годах.

Многие, не разобравшись толком в ситуации, фактически поддались панике, представив, что затянуть пояса придется так, что дальше некуда. Это при условии, что у значительной части населения дела и сейчас обстоят, мягко говоря, не лучшим образом.

Напомню, на днях был опубликован доработанный проект макроэкономического прогноза МЭР на 2016−2019 годы. Документ позволил понять, как именно предполагается реализовать целевой сценарий прогноза — с выходом на рост ВВП в 4,5\% к 2019 году.

По мнению специалистов ведомства, выход из рецессии будет возможен уже в ближайшие пару лет, если ограничить рост зарплат в 2016—2017 годах (с последующей компенсацией в 2018—2019 годах), обеспечить бурный рост корпоративных прибылей в 2018—2019 годах, направить инвестиции из Фонда национального благосостояния и бюджета в «системообразующие и эффективные инвестпроекты» и сократить потребление энергии.

Наибольший интерес в документе представляют данные целевого прогноза и его обоснование — это, по своей сути, предложение МЭР Белому дому по развитию экономической политики до 2019 года. Примечательно, что исходя из того, что оно уже в целом согласовано правительством 21 апреля, оно описывает взгляд правительства на его действия на период до начала 2020 года. При этом важно учитывать, что в проект еще могут быть внесены существенные изменения осенью, когда в обновленную Госдуму попадет исправленный бюджет на этот год и на трехлетку 2017−2019 годов.

Ожидаемо, что население России, услышав о подобных планах, вошло в состояние стресса. Прежде всего, всех взбудоражило известие о том, что рассчитывать на индексацию зарплат пока не приходится. Однако в этом нет ничего удивительного.

При отсутствии в целом в стране экономического роста, роста ВВП, не следует ожидать роста доходов каких-либо субъектов, это очевидно. Это скорее не цель правительства, а констатация факта.

Что касается компенсации в будущем, на данный момент это просто обещание.

Если к упомянутому периоду экономическая ситуация в стране существенно улучшится, то правительство обещает в эти годы обеспечить ускоренный рост зарплат, а также различных выплат.

Главная же цель всех описанных действий, по заявлению ведомства, — ускоряющийся рост инвестиций с 3,8 \% в 2017 году до 7,1\% в 2019 году, когда они должны достичь уровня 24,1 \% ВВП. Отмечается, что их источниками в описанной схеме будут не столько сбережения населения, сколько корпоративные прибыли. Они, оставаясь в 2017 году на том же уровне, что в 2015-м, в год президентских выборов, согласно прогнозу, должны вырасти на 12\%, а в 2019 — на 10,8 \%.

Не совсем ясно, на чем базируется прогноз такого рода. Рискну предположить, что речь идет вновь о закономерностях.

Когда начинается рост экономики, пусть даже не интенсивный, первое, что растет — это корпоративная прибыль. Возвращается спрос на товары, появляется возможность производить больше, и, следовательно, бизнес становится более прибыльным. Увеличение же корпоративных прибылей правительство, согласно своим расчетам, видит именно в обозначенных объемах.

Думаю, что можно говорить лишь об этом, потому что какие-либо специальные меры, направленные на увеличение корпоративных прибылей, вряд ли будут предприниматься.

В описательной части прогноза МЭР упоминает, что цель будет достигнута не только сдерживанием расходов на потребление и соцобязательства, но и господдержкой «системообразующих и эффективных инвестиционных проектов» и «опережающим ростом инвестиций в инновационные сектора экономики». Инвестиции при этом будут не только частными, из возросших прибылей, но и государственными — из Фонда национального благосостояния.

Правда, все помнят, что к концу прошлого года ресурсы фонда значительно поистрепались. Стоит ли в этом случае делать на него ставку?

Объемы ресурсов, оставшихся в фонде, действительно, не очень большие по сравнению с масштабами российской экономики, но, тем не менее, это ресурсы, которые не нужно ни у кого отнимать и перераспределять. Это те средства, которые существуют за пределами нынешней экономической системы и которые могут быть «влиты» в экономику без ущерба для кого-либо конкретно. В любом случае от подобных вливаний можно наблюдать определенный стимулирующий эффект.

Другое дело, что этот эффект может быть в разной степени положительным или вовсе не принести никакого результата. Все зависит от того, на что эти средства будут направлены.

К примеру, их можно пустить на повышение тех же зарплат, и, по сути, эти деньги растворятся бесследно. Если же расходовать их с умом, направляя на серьезные инфраструктурные проекты, то эти средства потянут за собой и другие инвестиции, эффект распространится на смежные отрасли, что позволит разогнать экономику в некой ощутимой степени.

При разборе документа, некоторые СМИ обратили внимание на то, что в целевом сценарии ведомства есть существенный парадокс, который заключается в том, что переход к экономическому росту при помощи упомянутых мер в расчетах минэкономики сопровождается довольно быстрым сокращением занятости (с 72,7 млн экономически активного насления в 2015 году до 71,5 млн в 2019-м) при падающей до докризисных 5,6\% (по МоТ) общей безработице. По мнению журналистов, сокращение экономической активности населения при промышленном росте и росте производительности труда выглядит чудесным явлением — оно представимо только в случае технологической революции.

Однако я убежден, что министерство и не думало о чуде. Минэкономики ведет речь о естественных демографических процессах, происходящих в стране.

В последние годы тенденция такова, что на пенсию уходит большее количество людей, нежели включается в работу. Экономически активное население сокращается, и в 2019 году оно будет еще меньше, чем сейчас. Но никакого серьезного противоречия в заявлениях и планах министерства я не вижу. Ведь речь не идет о революции, не стоит ожидать повышения производительности в 1,5−2 раза, но добиться ее повышения на 1−2\% процента и тем самым достичь соответствующего роста ВВП вполне реально и в описанных условиях.

Предложенный сценарий учитывает существующую действительность. А его основные ключевые точки базируются на тех предложениях, которые в этой ситуации могли бы позволить выйти на экономический рост.

Завкафедрой ценных бумаг, биржевого дела и страхования КФУ

д.э.н. Игорь Кох

специально для TatCenter.ru*

Ранее в проекте:

*Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Новости
12 Августа 2022, 17:34

Число внутренних туристов в стране достигло 34 млн человек В 2022 году

По программе детского кешбэка продано 845 тыс. путевок.

В Росси растет рынок внутреннего туризма. Ожидается, что к концу года он достигнет показателя в 61 млн человек. Для сравнения, в 2019 году насчитывалось 65 млн внутренних туристов. Есть статистика и по Казани: более 1,5 млн туристов посетили Казанский Кремль за первые шесть месяцев этого года.

Также растет количество россиян, путешествующих с целью отдыха, досуга и оздоровления. Показатель увеличился в два раза. Активно пользуются граждане программой детского кешбэка: за два года в детские лагеря продано порядка 1,2 млн путевок, из них 845 тыс. путевок — в этом году.

С 25 августа в России стартует осенний этап программы туристического кешбэка. Отдыхающие смогут вернуть 20% от стоимость путевки.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: