Новости
01 Сентября 2020, 18:16

Агрофирма в Татарстане задолжала работникам 1,5 млн рублей

Деньги не могли получить 142 человека.

ООО «Чулман» в Мензелинском районе республики задолжало работникам 1,5 млн рублей. Деньги не могли получить 142 человека.
Как сообщили в пресс-службе минтруда РТ, предприятие погасило задолженность в полном объеме.

Ранее сообщалось, что предприятие в Татарстане задолжало работникам 13,7 млн рублей.

Женское это дело
25 Ноября 2020, 08:00

Елена Тихонова, КидСпейс: Мир переходит на смешанный стиль руководства, а он про партнерство Часть II

Елену Тихонову в Татарстане и Казани знают, пожалуй, все родители: шесть лет назад она основала КидСпейс. В интервью TatCenter предприниматель рассказала, как город детских профессий пережил пандемию, о мысли закрыть проект, о самоощущении «капитана «Титаника» и выборе стиля управления.

2020-й — год очень непростой для бизнеса

— Елена, забыть о пандемии пока, к сожалению, не получается, но КидСпейс работает. Как общая ситуация повлияла на правила и образ жизни города детских профессий?

— У нас всегда был пунктик на чистоте и безопасности, поэтому радикальных изменений нет. Я уже говорила, что я человек тревожный, и когда КидСпейс запускался, изначально все было выдержано очень скрупулезно в соответствии с нормами, а в чем-то даже перестраховались.

Мы, к примеру, все шесть лет работы перед каждыми школьными каникулами проводим учебную пожарную эвакуацию, проверяем все до мелочей. Мы — педанты. В части безопасности нам ничего и менять ни пришлось, кроме того, что теперь на входе всем измеряют температуру, и обработку станций после каждого занятия мы проводим не просто водой, как раньше, а со специальным средством. Конечно, есть санитайзеры, обеззараживающие лампы, все сотрудники в масках и перчатках.

Важный аспект — у нас большая площадь — 3 тыс. кв. м, поэтому даже не приходится вводить ограничения на количество гостей: по нормам здесь одновременно может находиться 250 человек, а такого одновременного заполнения с июля еще ни разу не было. Время очень непростое для бизнеса.

У КидСпейс всегда был пунктик на чистоте и безопасности, поэтому радикальных изменений в пандемию не было
Фото из личного архива Елены Тихоновой

— Возобновить работу детским центрам разрешили только в конце лета, но КидСпейс открылся раньше. Как появилась такая возможность?

— Три месяца наш коллектив был без работы. Летом открыться пораньше нам помог такой юридический ход: если изначально мы были зарегистрированы как «досуговый центр», то в этом году, по примеру питерских и московских коллег, перерегистрировались как «музей профессий». Как только музеям было разрешено возобновить работу, мы тоже открылись.

Для нас это было важно — мы закрылись раньше многих учреждений, еще до указа правительства, в начале марта, просто потому что были аннулированы все заявки и не было посетителей. Официальных решений не было, но я как мама получала от классных руководителей сообщения с запретом выводить куда-либо детей и прекрасно понимала, что каждый наш клиент получает точно такие же.

Каждый день, когда сотрудники выходили на работу, а клиентов не было, мы множили убыток.

Конечно, принять решение о закрытии было непросто. Это совпало с ужасной утратой — смертью нашего совладельца. Тяжелое было время.

— Какой была ваша первая реакция на объявление режима самоизоляции?

— Я проходила те же стадии, что и все, классический цикл: шок, неприятие, отрицание, агрессия и т. д. — только гораздо раньше, чем многие. Еще в декабре 2019 года стало понятно, что дети болеют чаще и тяжелее, чем обычно. Посещаемость была низкая, я чувствовала, что планы рушатся.

— Внутренне какую позицию выбрали в этот период?

— Решила для себя, что если сотрудники уйдут, то надо это принять. Но постаралась максимально честно все объяснить им. Они сначала легко отнеслись, только позже начали проходить остальные стадии. И что важно, я почти никого не потеряла из своей команды: ушли пара человек.

Основатели могли закрыть КидСпейс, но решили сохранить уникальный проект для детей в Татарстане
Фото из личного архива Елены Тихоновой

Была мысль закрыть КидСпейс

— Не было мысли вообще закрыть проект?

— Не скрою, была такая мысль. Ну, а как в состоянии неопределенности сохранить бизнес, в котором есть совладельцы? И они понесли еще большую утрату… Но меня очень укрепила их позиция — сохранить уникальный и единственный в своем роде проект для детей в Татарстане.

Мы все же больше социальный проект, работаем для людей. Со стороны, возможно, кажется, что КидСпейс приносит суперприбыль, а на самом деле нет, здесь очень много расходов, мы много занимаемся благотворительностью, не афишируя. Важно поддерживать качество, чистоту, новизну. У нас исключительные сотрудники. Все это требует постоянных вложений, затрат.

Удерживать баланс расходов и доходов всегда непросто, а сейчас особенно.

Меня очень воодушевило единодушие семьи совладельцев. И, конечно, помогла государственная поддержка, позволившая делать пусть небольшие, но своевременные выплаты сотрудникам.

— Как складывались отношения с клиентами, ведь, наверняка, сорвались оплаченные брони?

— Да, была непонятная ситуация с выпускными детских садов. Они продаются, начиная с сентября. И у нас в мае был продан каждый час. После объявления о закрытии пришлось изыскивать возможности, чтобы вернуть почти миллион рублей оплаченных авансов. Родители переживали, самые отчаянные готовы были проводить выпускной, несмотря на пандемию. Но мы, конечно, вовремя всем вернули деньги в полном объеме.

Если честно, очень проявились люди в это время. Некоторые компании-партнеры даже не расторгли наши соглашения, помогали, сколько могли.

Помните, были разговоры о том, что пандемия разобщит человечество? А на мой взгляд, наоборот сплотила, и мы стали более близкими, готовыми к поддержке.

— Не было ли мысли менять площадку КидСпейс, учитывая частые и продолжительные паузы в работе из-за крупных мероприятий на стадионе?

— Нет, несмотря на все закрытия нас на время крупных мероприятий на стадионе, это очень хорошая площадка: здесь оптимальные условия с точки зрения технических решений, противопожарного оборудования, паркинга и многих других аспектов.

Мы научились задерживать дыхание на время крупных мероприятий. Первое время, да, это были стрессовые ситуации, т.к. деятельность останавливается, как правило, в пиковые периоды. Но потом мы научились подстраиваться, а стадион — заботится об арендаторах, регулируя на время паузы арендные платежи.

Конечно, мы в эти периоды теряем средства, т.к. продолжаем платить зарплаты сотрудникам, ведь команду надо удержать. Сейчас, сравнивая те трудности с нынешними, обусловленными пандемией, я ловлю себя на мысли, что с чемпионатами жилось легче.

После объявления о локдауне КидСпейс пришлось вернуть почти миллион рублей оплаченных авансов
Фото из личного архива Елены Тихоновой

Когда капитан и команда — опора друг для друга

— Если формулировать универсальный совет, не привязанный к конкретному бизнесу, в кризисные периоды, когда люди растеряны, напуганы, нервничают, какую тактику выбрать руководителю?

— Я не мастер давать советы. Скажу только, что сейчас сравниваю себя с капитаном из фильма «Титаник». Понятно, что тебе страшнее всех и ты дома проплакалась, но перед командой ты должна быть оплотом твердости и спокойствия.

Для сотрудников важно, чтоб лидер оставался чем-то твердым, опорой.

А когда они приняли ситуацию, то стали для меня теми, на кого можно опереться. Не было истерик, люди не просили денег, а наоборот, успокаивали, уверяли, что справятся. Я же чувствовала ответственность за их семьи, переживала, чем они будут детей кормить. Весь период простоя мы понемногу выплачивали людям, входили в положение каждого, делили свои малые запасы между всеми.

В результате мы пережили это время и остались вместе, но я же неслучайно недавно провела командный тренинг. Ситуация похожа была на то, что происходит иногда в семьях, которые, например, очень долго строят дом или еще какое-либо большое дело делают, а потом неожиданно при достижении цели … разводятся.

Так и у нас: самое трудное время пережили, открылись, и вроде радоваться надо, но в коллективе что-то будто надломилось. К счастью, командный тренинг нас слепил обратно как команду. Но и сейчас я прошу сотрудников учитывать фактор сильного стресса, который все мы пережили, быть мягче, терпимее, человечнее.

— Имеете в виду и друг к другу, и к клиентам?

— Конечно, и к нашим партнерам. Ведь в других бизнес-проектах тоже не сладко. Вот, к примеру, у нашей семьи сорвалась поездка в Турцию, запланированная на апрель. Меня восхитила позиция собственника турфирмы: настолько она была спокойна, корректна, убедила нас не отменять отдых. В результате мы смогли съездить в отпуск всей семьей осенью — ничего не доплачивали, условия были даже лучше, чем мы заказывали, отдохнули великолепно! Хотя, чего это стоило турфирме, знают только они…

В отеле, а мы там уже не первый раз, тоже отмечала для себя, на чем сэкономили, но главное, насколько все было сделано разумно, сбалансированно. Так, что урезанные расходы не отразились ни на качестве отдыха, ни на безопасности.

Вызывает восхищение такой бизнес, сумевший грамотно выстроить работу в сложный период. Так же как и радуют адекватные клиенты, которые видят, понимают и ценят то, какой реальной ценой сейчас выдерживается качество и, что уж скрывать, жизнь компаний.

КидСпейс - непростой проект: сотрудникам надо работать четко по стандартам и включать все свои человеческие качества
Фото из личного архива Елены Тихоновой

Если брать на работу только педагогов, потеряем часть детской аудитории

— КидСпейс славится своими сотрудниками, наставниками. Принимаете на работу не столько по уровню компетенции, сколько на основании человеческих качеств?

— Офис — это специалисты, работающие по своему основному профилю, я же не могу на должность маркетолога взять художника. Но особняком стоят наставники станций нашего детского города профессий — вот среди них есть люди с самым разным образованием, да и я сама против специализаций в данном случае. В этом фишка нашего проекта.

Если мы будем брать на работу только педагогов-гуманитариев, то мы потеряем аудиторию детей, которые рождены другими. Работают у нас юристы, биологи, ветеринары, кто-то хочет в будущем работать в МЧС, самые разные профили, интересы, характеры у членов команды — наставников КидСпейс. Это очень круто, потому что каждый ребенок находит своего наставника, близкого по духу и увлечениям. И, конечно, украшает занятия с детьми, потому что сценарий — это объемный методический материал. Но ценность в том, что каждый наставник проводит работу с детьми абсолютно по-своему, и занятие получается непохожим не предыдущие. Таким образом, нам всегда удается сохранять индивидуальный подход к каждому ребенку.

— Собеседования с кандидатами в наставники лично проводите?

— Собеседования уже нет, но в финальном отборе кандидатов иногда принимаю участие. И, конечно, мы особенно подмечаем именно человеческие качества: этот перебил, не дал другому сказать, а тот даже на замечания не реагирует и т. д.

— Многих отсеиваете?

— Из 30 человек проходят 4−5. Ребят ждет обучение и стажировка, которую опять же проходят не все. В общем, по наставникам у нас достаточно серьезное «сито».

Проект действительно непростой: тут надо работать четко по стандартам и включать все свои человеческие качества. Но и ребята, поработав в КидСпейс, уходят очень сильными — мне не стыдно за наших выпускников.

— А претендентов много, есть кого пропускать через это «сито»?

— Заявки всегда есть, многие студенты ищут работу, но и мы тоже ищем сотрудников — эта работа подготовки наставников идет практически постоянно. Ведь и из тех, кого мы примем, остаются не все.

Мы уже смеемся над фразой, с которой приходят претенденты «я очень люблю детей»: это слишком общая формула.

Дети настолько разные, кто гиперактивный, кто плакса, а каждому надо в глаза заглянуть и почувствовать, найти подход. Так ежедневно, причем каждые полчаса дети к тебе приходят разные, и каждого из них надо отпустить с радостью искренно, а не с дежурной улыбкой.

Так вот людей, которые при таких условиях действительно любят разных детей и могут с ними работать, не так и много. На самом деле найти хороших наставников трудно, поэтому мы постоянно в поиске.

Есть кадровый резерв — это те наставники, которые ушли от нас по какой-то причине, например, устроились по специальности или переехали, но периодически мы их вызываем, и они с радостью приходят поработать.

КидСпейс не отпускает: ушедшие сотрудники признаются, что скучают по детскому смеху и любопытным глазкам
Фото из личного архива Елены Тихоновой

— Есть возрастные ограничения для наставников?

— Большей частью это студенты, им проще быть на одной волне с детьми.

Есть еще такой фактор, отмеченный психологами, что сотрудники-мамочки подсознательно детей делят на тех, кто похож на их ребенка, и тех, кто не похож. И если такой наставник будет вести занятие, то опять-таки неосознанно будет больше внимания уделять тем, кто ему ближе.

А студенты — это именно те, кто беспристрастен и этим ценен для таких проектов, как КидСпейс. Они легкие, сами одной ногой еще в детстве, и с детьми говорят на одном языке. В то же время, у них уже есть и черты взрослого: чувство ответственности, времени и т. д. Взрослея, кто-то из наставников уходит, а кто-то остается, переходит на другую ступеньку в иерархии должностей.

— Что главное для вас в человеке, которого готовы взять на работу?

— Из тех качеств, которые обязательны, прежде всего, назову:

человечность,

честность,

ответственность,

способность воспринимать критику.

А я обычно критикую… вплоть до того, что хожу и говорю «не сутультесь, не жуйте», в пример, как правило, привожу стюардессу. Как говорится, мир изменят недовольные — я как раз из критикующих людей, какой бы я мягкой и доброй не казалась.

Планирую усилить кастинг — проводить для потенциальных сотрудников тест на эмоциональный интеллект. А сейчас иногда делаю тест «на бумажку»: бросаю бумажку и наблюдаю, кто как отреагирует. Кто-то сделает вид, что не замечает, а кто-то вернется и поднимет. Тот, кто прошел мимо, он ведь точно также пройдет и мимо ребенка, который растерялся, хнычет и т. д.

— А какие качества, черты характера, неприемлемы для члена команды КидСпейс?

Ложь.

Склочность. Не люблю, когда шушукаются за спиной.

Равнодушие. В таком проекте, как наш, оно точно недопустимо.

Я пока изучаю молодежь, с которой сейчас работаю. Хотя уже вижу, что шесть лет назад другие наставники были. Не понимаю людей, которые говорят, что стремятся развиваться, учиться, а когда даешь им такую возможность, они не очень-то и хотят. Для меня лично любое место — это учитель, и у всех людей, которых встречаю в жизни, стараюсь чему-то учиться, но приходится учитывать особенности поколений.

Специфика любого поколения не отменяет базовых качеств

— К молодым сотрудникам, особенно новеньким, у вас сразу отношение руководителя или иногда вы для них как мама?

— Нет, я мамочкой ни для кого не становлюсь. Я строгий руководитель, меня все немножко боятся. Но если кто-то заболел или нуждается в помощи, конечно, забочусь, как же иначе? Строгий, но не бесчеловечный, не Карабас-Барабас. Люблю, когда все четко: хочешь работать и зарабатывать — делай это, но у нас не детский сад, и просто так приятно провести время на рабочем месте не получится.

Для новых сотрудников иногда специально создаю ситуации, которые помогут их проверить. Сразу вижу, что здесь не справился или голову морочит, а вот тут молодец — выдержал, добился результата. Это и есть тот опыт руководителя, особое мастерство, которым сейчас дорожу: когда такое количество людей через тебя прошло, ты их уже читаешь.

Специфика поколения не отменяет ответственности, честности, трудолюбия — это базовые аспекты, без которых никуда.

— Если бы представилась возможность поработать в команде кого-то из известных людей, не связанных с КидСпейс, из любой страны и любой сферы деятельности, кого бы вы выбрали в качестве руководителя?

— Мне бы очень хотелось поработать с Евгением Примаковым (политик, экономист, скончался в 2015 году — прим. ред.). А из ныне здравствующих — с Сергеем Лавровым (министр иностранных дел РФ — прим. ред.). Мне интересно работать с мудрецами.

— Евгений Примаков, чем вам интересен?

— Вызывают восхищение его тактичность, умение держать себя и при этом масштаб личности, бесстрашие. Зная его деятельность, можно сделать выводы, что он мыслил и работал очень системно, был последовательным во всем, настоящим стратегом, и при этом очень интересным интеллигентным человеком и достаточно открытым.

А из женщин мне интересны Маргарет Тэтчер и Галина Волчек — вот у них я бы многому поучилась. Да, еще с удовольствием поработала бы с Ольгой Усковой, которая занимается искусственным интеллектом (основатель и президент ГК Cognitive Technologies — прим. ред.).

— А вам самой хочется иногда быть подчиненной, а не руководителем, чтобы просто выполнять работу, но не нести всю ответственность за дело и людей?

Если быть подчиненной, то только у очень сильных лидеров. И не ради того, чтобы избавиться от ответственности, а наоборот нести ответственность.

Мне было комфортно работать заместителем у руководителя кадастровой палаты (сейчас руководитель МФЦ РТ — прим. ред.) Ленары Музафаровой. Я чувствовала себя мушкетером, понимала, что я защищаю спину близкого человека.

Сейчас я возможно, этого все-таки жду от своих сотрудников, но и к разочарованиям отношусь спокойно, понимаю, что не всем это дано.

Елена Тихонова: «Я строгий руководитель, меня все немножко боятся»
Фото из личного архива Елены Тихоновой

Сознательно перешла с мужского на женский стиль в управлении

— В КидСпейс есть корпоративные традиции?

— У нас есть традиция много работать, к сожалению. На прежнем месте работы мы собирались, скажем, за чаем, обсуждали служебные вопросы и не только. Я во время третьего декрета скучала не столько по работе, сколько по этим утренним чаепитиям с коллегами.

А в КидСпейс собрались трудоголики. Крайне редко мы организованной толпой что-то празднуем. Опять вспомню недавний командообразующий тренинг, он показал необходимость общего потока, бесед. Поняла, что буду восполнять пробел.

— А дома какие моменты, события для вас — такие незыблемые точки равновесия?

— Для меня обязательным является звонок маме. Я из Бугульмы, и после переезда в Казань, каждый день звоню маме, это моя внутренняя потребность. Сейчас наша мама очень болеет, ей 80 лет. Но, значит, звонок сестре — ежедневный.

Всей семьей, конечно, празднуем Новый год, дни рождения детей. Внимания их учебе сознательно уделяю мало: они должны это сами делать. Я, если честно, даже пароли от электронных дневников не знаю, но в конце четверти садимся и вместе обсуждаем, у кого какие результаты. Вижу, что учатся хорошо, значит, моя тактика работает.

— В вашей семье домашние обязанности делятся на женские и мужские?

— Девочки отвечают за чистоту на кухне, у сына есть дела, связанные с домашними животными.

Муж построил дом и контролирует семейную экономику. Я родила детей, занимаюсь их здоровьем, образованием, педагоги, кружки, врачи, одежда, питание — это на мне. Недавно я поняла, что девочек я воспитала, как надо: старшая уехала учиться в другой город, и я за нее спокойна, потому что она умеет готовить, рассчитывать свой бюджет. Сейчас, надеюсь, вторую дочку доведу до ума, и мне не стыдно будет на свадьбах стоять. Теперь задача мужа — научить сына мужественности.

Кстати, о семейных традициях: когда-то мы с мужем в шутку договорились, что если я рожу сына, то он будет каждый день завтраки готовить. И он готовит завтраки вот уже 10 лет!

— А вам нравятся какие-то чисто мужские дела?

— Люблю машину водить. Мужские дела я сознательно не осваиваю. Наверное, мне достаточно мужской профессии — все-таки руководить женщине непросто. Недавно, кстати, я озадачилась темой мужского и женского стиля в управлении. И поняла, что до недавнего времени я даже разговаривала совсем по-другому и работала по мужским правилам.

Поясню. Мужской стиль более жесткий, агрессивный и заточен под самого руководителя. Женский — слишком мягкий, уступчивый. Ни тот, ни другой не приводит к поступательному развитию.

Сейчас мир все больше переходит на смешанный стиль руководства, сочетающий черты и мужского, и женского: он про созидание, сотрудничество, партнерство.

Когда я стала об этом думать, заметила в себе много жесткости, и с подчиненными, и по отношению к близким. Интересно меняться.

Стиль управления сильно отражается на взаимоотношениях в семье. Так что я и дома сейчас сознательно не беру на себя мужские дела. Тем более у нас с супругом семейный бизнес, мы все время вместе, и я только недавно поняла, насколько ему со мной было непросто.

— А из чисто женских занятий что по душе?

— Все люблю: и готовить, и создавать домашний уют, и заниматься с детьми. Правда, мне все это такое доставляет удовольствие! Но времени часто не хватает. Люблю гладить и одновременно смотреть сериалы. Пытаюсь освоить садоводство, но пока с переменным успехом.

— Какое блюдо любите готовить?

— Я люблю и умею вкусно готовить почти все. Главное, чтобы у меня было на это время и силы. Мне нравится, когда получается традиционная татарская выпечка.

Основатель КидСпейс: «Я же хитрая: если дело явно не женское, я найду, кто его сделает»
Фото из личного архива Елены Тихоновой

Дела, с которым я не справилась бы, нет

— Приходилось ли вам слышать в свой адрес «не женское это дело»? Если да, то как вы реагировали?

— Когда чересчур прямолинейно и жестко себя веду, замечаю, что люди на меня смотрят с недоумением. Не говорят, но думают, наверное… Что еще? Умею и могу переговоры по-мужски вести. А вообще я же хитрая: если дело явно не женское, я найду, кто его сделает. Дела, с которым я не справилась бы, мне кажется, нет.

— Зачастую в семьях яблоком раздора становится разница в доходах мужа и жены. И здесь, как говорится, головой все понимают абсурдность подобных конфликтов, однако и избежать их зачастую не могут. Если возможно, поделитесь мудростью семейного бюджетирования: как распределять доходы, чтобы никому не было обидно?

— Семейной экономикой занимается муж. У нас есть общая карта для расходов на еду и на одежду. Он ее пополняет, а тратим мы оба. Думаю, свой заработок женщина должна тратить на себя, на фитнес, косметолога, потому что хорошо выглядеть — это тоже работа. Я у мужа денег на это не прошу, у меня есть свой бюджет, и я им сама распоряжаюсь.

А общий семейный бюджет контролирует супруг: мужчина должен быть всегда озадачен благополучием семьи, он мамонтов должен носить — пусть носит. А я буду говорить, как я им восхищаюсь. Но это я вам сейчас идеальную картинку нарисовала, а в жизни все бывает по-разному. Главное, понимать общие цели, наверное.

— Если оставить пандемию за скобками, что для вас стало главным событием 2020 года?

— Старшая дочь поступила сама в вуз Санкт-Петербурга — туда, куда хотела, на бюджетное отделение. Она очень старалась, и мы всей семьей переживали за нее. К моей большой радости я увидела, что наше семья — команда. Значит, все идет правильно.

В первой части интервью Елена Тихонова рассказала, как запускала КидСпейс, как использует личный набор виртуальных шляп управленца, и объяснила, как ей удается не разорваться между работой и семьей.

Беседовала Нина Максимова

Материалы по теме

Партнёры TatCenter:
1 из 1
Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: