Валерий Кандилов, Татарстанстат: «Мы в какой-то степени служба настроения: можем огорчить цифрами, а можем обрадовать»

25 июня сотрудники статистических служб России отмечают профессиональный праздник. Как сами сотрудники органов учета видят свою миссию, о секретах мониторинга цен на продукты и о том, почему так нужны розы во внутреннем дворике Татарстанстата, порталу TatCenter.ru рассказал руководитель Федеральной службы государственной статистики по РТ Валерий Кандилов.

— Валерий Петрович, для широкого круга населения статистика — это, прежде всего, цифры, точные данные. А для специалистов службы, что стоит за теми или иными цифрами, как профессионалы понимают статистику?

— Лет шесть-семь назад мы сформулировали свою миссию: формирование и осуществление вместе с органами власти сценарных условий социально-экономического развития — по большому счету, именно так мы видим статистику. Статистик — это наполовину экономист, наполовину программист. И вообще статистика является наукой, где властвуют математические методы.

Сегодня в статрегистре у нас 125 тыс. хозяйствующих субъектов — это та сфера, которую мы наблюдаем ежемесячно, в некоторых случаях еженедельно. Почти 100 тысяч индивидуальных частных предпринимателей, 48 тысяч малых и микропредприятий — эта огромная совокупность требует математических методов.

Наша основная задача — отразить верно, объективно, в полном объеме и оперативно все те явления, которые происходят в обществе. Вообще в международной практике в статистике принято допускать погрешность в рамках 3\%, и мы стараемся укладываться.

валерий кандилов татарстанстат

— Служба статистики постоянно должна держать контакт с населением, предприятиями, в определенном смысле отражать их жизнь и деятельность. С каким отношением в основном сталкиваются специалисты Татарстанстата?

— Вообще статистика родилась под эгидой полиции и исторически выполняла надзорную функцию, поэтому до сих пор ее немного побаиваются. Раньше статистический учет мог, как говорится, выйти боком населению, скажем, обернуться новыми налогами. Сегодня это ушло в прошлое, поэтому и отношение к службе вполне доброжелательное. В 2002 году мы опасались, что население испугается переписи, но тогда появился Федеральный закон о переписи, который гарантировал безопасность этой процедуры для граждан.

В 2002 году нам удалось убедить население в ценности сбора данных для переписи, никакого испуга не было. Отмечу, что у нас только одна тысяча человек из 3 млн 779 тыс. человек отказалась отвечать на вопросы переписи. Если сопоставить эти цифры, то, думаю, можно говорить о полном доверии населения к переписчикам.

В 2010 году во время проведения Всероссийской переписи населения у нас вообще такой проблемы не было: уже был наработан опыт, инструментарий, и население понимало, что никакой угрозы нет.

Больше опасений было в 2006 году в связи с сельскохозяйственной переписью населения, потому что люди больше всего пугаются, когда к ним входишь в дом, видишь помещение, земельные угодья, продукцию. Но по регламенту этой переписи нет вопросов, связанных с доходами, имуществом. И нашим специалистам на селе удалось выстроить диалог с населением.

— Сколько по времени занимает сельскохозяйственная перепись в Татарстане?

— В прошлый раз, в 2006 году, перепись длилась около месяца. В 2016 году она займет полтора месяца. Это связано с сокращением числа интервьюеров, поскольку мероприятие очень затратное. Только представьте: для переписи 2006 года мы нанимали более 2,5 тыс. переписчиков — это же целая армия! И всех надо было обучить, оплатить работу.

Сейчас мы уходим от бумажных носителей: переписчики будут ходить с планшетами.

Информация о домашних хозяйствах ежедневно будет сбрасываться на сервер, далее — к нашим аналитикам для обработки. Поэтому количество переписчиков мы сократили до 1,5 тысяч, но расширили временные рамки проведения мероприятия.

— Перепись в сельской местности проводят в основном жители районов?

— Да, актив сформирован таким образом, что переписчики работают там же, где живут, это позволяет свести к минимуму дорожные расходы. В основном, это люди, работающие в бюджетной сфере: врачи, учителя. Пенсионеры очень ответственно относятся к нашей работе, и мы рады сотрудничать с ними. Студентам некоторых факультетов эта работа засчитывается как практика, что является дополнительной мотивацией. Также привлекаем и безработных — для них это хорошая материальная поддержка. К слову, теперь оплата труда переписчика будет вполне достойной. Но в этот раз в связи с переходом на планшетники появляется и новое требование к сотрудникам: они должны уметь работать с планшетным компьютером.

— Как Вы оцениваете предложения Росстата сделать перепись населения в нашей стране обязательной?

— Во многих странах мира такая практика есть. И там уклонение от участия в переписи оборачивается штрафами. Я считаю, что если с населением работать правильно, то и не потребуется дополнительных мер, связанных с обязательностью, штрафами. Важно выстроить диалог, показать людям, что никакой опасности и ущерба для них перепись не несет. И в то же время является чрезвычайно важным мероприятием, потому что дает возможность увидеть картину жизни общества, что оборачивается правильным выстраиванием экономических процессов органами власти. Этот аргумент даст возможность работать без карательных мер.

— В этом году одной из самых актуальных новостей являются изменения цен на продукты питания. Расскажите, каковы механизмы мониторинга и учета в данной сфере?

— Росстат должен установить сопоставимость данных по тем или иным явлениям в разных регионах. Поэтому существует правило, согласно которому в каждом субъекте ведется наблюдение в трех-четырех городах. Это дает возможность сопоставить цены. И Росстат, и мы как его территориальный орган, не наблюдаем за ценами, скажем, за яйцами на том или ином рынке. Хотя именно это больше всего интересует население, особенно пенсионеров.

К нам часто обращаются с просьбой подсказать, на каком рынке выгоднее мясо купить.

У нас есть данные по всем формам собственности, начиная с крупных торговых сетей, наблюдаем более четырехсот наименований цен, как на продовольственные, так и на непродовольственные товары.

Но, в отличие от Росстата, мы идем немного дальше: только в нашей республике есть региональная статистика, ей уже более двадцати лет, и мы наблюдаем цены не по трем городам, как это делает федеральная статистика, а по муниципалитетам. У нас это один из индикаторов для глав муниципалитетов при выстраивании социально-экономической политики.

Что касается изменений цен, которые произошли в связи с кризисом, то у нас в республике выстроена система, по поручению президента РТ создан штаб и выработаны меры поддержки социального равновесия. Одна из таких мер — сельхозярмарки, которые только после 9 мая завершили работу. Весь год они были хорошим подспорьем для групп населения с невысокими доходами.

Мы как раз должны были отследить, как и эта мера в частности воздействует на население, прежде всего на малообеспеченную часть. Совместными усилиями с министерствами держали руку на пульсе, и какой-либо паники я, например, не заметил. Значит, инструмент был выбран эффективный.

Если интересны цифры, то за 5 месяцев 2015 г. индекс потребительских цен составил 107,1\%. Отмечу, что если в начале года (январь-февраль) среднемесячный прирост цен на продукты питания составлял 3,7\%, то с марта интенсивность роста цен значительно снизилась и среднемесячный прирост за март-май составил 0,7\%. Это говорит о начале стабилизации цен на продукты на российском рынке за счёт импортозамещения.

— А какие сферы жизнедеятельности считаются самыми сложными, хуже всего поддаются учету и выражению в цифрах?

— Те, где большая совокупность. Например, малый бизнес: 48 тысяч малых и микропредприятий. А ведь этот сектор в ВРП составляет около 25\%, то есть не учитывать его нельзя. В то же время опрашивать его полностью тоже нельзя: есть закон, который говорит, чтобы мы этот бизнес не «кошмарили», такой информационный налог на него не возлагали. Поэтому здесь надо как-то пройти, чтобы и субъекты малого бизнеса не нагрузить, и объективные данные получить — это непросто.

Но у нас есть опыт, который дает возможность соблюдать это равновесие. Я слежу и за результатами опросов, и за данными, которые озвучивает омбудсмен по правам предпринимателей в республике: на статистику нареканий нет.

Непростым сегментом работы является агропромышленный комплекс. Кроме сельхозпереписи раз в десять лет, у нас есть такой инструмент как ежемесячные опросы домашних хозяйств. Доля личных подсобных хозяйств в сельхозпродукции на селе составляет 48\% – это почти половина, поэтому данные очень важны для общей объективной картины. Поэтому мы большое внимание уделяем выстраиванию хороших человеческих отношений интервьюеров с хозяйствами — только диалог позволяет работать эффективно. К счастью, сейчас так и происходит.

— Как за последние годы изменились методы работы сотрудников службы статистики?

— Раньше мы бегали по всей республике, а она большая, физических сил, да и возможностей для такой работы требовалось много. Сегодня есть возможность проводить аудио- и видеоконференции. Наши отделы есть во всех районах и городах республики. Правда, вектор развития идет в сторону сокращения количества специалистов — это связано с переходом к электронным технологиям сбора и обработки статистических данных.

— Коснулось службы сокращение штата, ставшее в этом году тенденцией для большинства госведомств?

— У нас сокращение было уже два года подряд, всего порядка 7\% численности сотрудников. Но мы выходим в сферу информационных технологий, что позволяет эффективно работать при меньшей численности сотрудников.

— А какой сегодня штат Татарстанстата?

— Очень подвижный. Вместе с районными подразделениями около 600 человек, но есть ряд обследований, где мы набираем людей на полгода, на три месяца, с учетом этого — сейчас порядка 800 человек. Общее число сотрудников постоянно меняется.

— Костяк специалистов — это в основном экономисты?

— Да, 85\% – экономисты. Дальше — программисты, без них наша работа невозможна. У каждого экономиста стоят очень серьезные вычислительные комплексы, надо понимать и механизмы обработки данных, и экономические показатели, и закономерности работы с ними.

Сегодня проблем со сбором информации нет. Наиболее сложно повысить коэффициент использования информации.

Пример эффективного решения — это «Открытый Татарстан», созданный по инициативе президента республики. В данной системе аккумулируется ряд показателей, которые формируются федеральными и республиканскими ведомствами, муниципалитетами. Практически ни дня не бывает, чтобы мы не работали с этой базой — это очень продуктивный инструмент.

Такая попытка была сделана и на федеральном уровне: консолидировать информацию федеральных ведомств, но, к сожалению, пока сложно это осуществить в полном объеме.

Беда статистики заключается в том, что мы пока не можем аккумулировать ресурсы различных административных источников. Я несколько раз изучал эти механизмы в Германии, в Люксембурге. Там гражданин родился, карточку получил, и все: пожизненно информация о нем есть в реестре, пользуются ею и жилищники, и пенсионный фонд, и другие ведомства — это правильный вектор работы с информацией.

— Раньше в нашей стране информация о частных лицах вообще была в открытом доступе. Люди старшего поколения вспоминают, что раньше на улицах стояли такие справочные киоски, можно было подойти и, назвав имя человека, получить информацию…

— Да, но сейчас это уже невозможно. У нас принят закон о персональных данных. Тогда мы и не задумывались о какой-то опасности, да и предметом поиска, то есть информацией, никто не мог воспользоваться. А сейчас я не думаю, что появится какой-нибудь виртуальный открытый аналог такого реестра граждан.

В странах Европы такие базы данных есть, доступ к ним, конечно, строго регламентирован, но и там сколько скандалов было, когда фрагменты серьезных баз данных становились предметом торга.

— Существует опасность утраты или кражи статистических данных? Какие системы защиты статистических данных действуют?

— У нас недавно, в мае, была проверка федеральной службы технического и экспертного контроля. Они просвечивали всю сеть на предмет защиты, особенно службы гостайны, у нас ведь есть и отчетность по оборонным предприятиям. Мы достойно эту проверку прошли, никаких нареканий не было, для меня как руководителя это очень важный результат. К слову, мы еще лет восемь назад первыми в системе Росстата создали концепцию информационной безопасности.

— Данные хранятся в облаке или на серверах?

— Это система серверов, мощно защищенная, а также система резервирования.

В статистике, как и в других сферах, пока не решен один вопрос — это электронный архив. Но мы себе этот электронный архив создаем, правда, он пока не регламентирован законодательно, но в меру возможностей работа идет: до двадцати пяти лет глубины экономические показатели зарезервированы в электронном виде.

— Распрощаться с бумажными носителями удается?

— Кое-что хранится и на бумажных носителях — так того требует законодательство.

Но вообще с бумагой мы распрощались. Я помню те времена, когда у нас бланков было сорок тонн — это невероятное количество. Сейчас годовой объем остался в пределах полутора тонн, остальное все в электронном виде.

— За пятнадцать лет Вашей работы какие принципиальные изменения в работе ведомства произошли?

— Мы не считаем себя чистыми статистиками. Если работать только статистиком — это наблюдать и обрабатывать. Я считаю, что КПД этой работы будет невелик. Надо смотреть, как данные могут помочь для решения задач общества и государства тех или иных проблем, то есть увязывать статистику с решением государственных задач. И мы стараемся это делать.

Если мы, скажем, во время переписи населения входим в каждую квартиру или на каждый двор на селе, мы же лучше всех видим проблемы и сразу выносим их на обсуждение в правительство.

Если ограничиться только статистическими сборниками, поставить их на полочку, чтобы когда-то их прочитал кто-то из историков или демографов, невелик будет результат труда, и удовлетворенности большой вряд ли стоит ожидать. Сложно ставить задачи, сложно организовать их решение, но в этом весь интерес нашей работы. Меня как руководителя радует, что наш коллектив этим делом буквально болеет, а потому и работает с энтузиазмом.

— Валерий Петрович, Вы в силу большого опыта работы наверняка знаете, какими качествами должны обладать люди вашей профессии?

— Я бывший партийный работник, а там была высокая мера ответственности. И я нахожу параллель с нынешней службой статистики. Во-первых, трудно найти организацию, которая работает по часовому графику, а у нас отчетность идет именно не по дням, а по часам. Это во многом дисциплинирует людей. И у меня нет никакого сомнения в том, что кто-то сорвет срок того или иного отчета — такого быть просто не может.

Радует, что у нас люди приживаются: работают по двадцать пять, даже более сорока лет. Появляется молодежь, их мы тоже стараемся заразить интересом к нашему делу. У нас очень хорошо работает Совет молодых специалистов, и когда сотрудники получают задания, связанные с задачами государственной важности, у ребят загораются глаза. Налажены хорошие связи с КХТИ, КФУ, студенты проходят у нас практику. А ведь если грамотно показать ребятам суть и значение работы механизмов статистики, то они с интересом включаются в дело.

Статистика — это не просто цифры, они описывают жизнь и должны двигать ее дальше, если правильно позволят выявить проблему и помогут найти ее решения. Мы ведь в какой-то степени служба настроения: можем огорчить цифрами, а можем обрадовать.

На уровне ООН каждые 5 лет отмечается Международный день статистики, что подтверждает важность нашей миссии. Я рад, что у нас появился профессиональный праздник. Ведь учет как таковой был со времен Тутанхамона. Без учета и планирования даже семейный бюджет не построишь.

— Какие у вас есть корпоративные традиции?

— Есть у нас такая профессиональная традиция: мы ежемесячно проводим общие совещания, чтобы люди не замыкались в рамках своего узкого направления, а видели поле деятельности службы в целом. Подробно разбираем и формируем кадровый резерв, стали практиковать ротацию специалистов из одного отдела в другой, и, надо сказать, это дает свои положительные результаты.

Раньше мы работали в четырех зданиях, расположенных в разных уголках города: и работать было сложно, а организовать общее мероприятие практически невозможно. А сейчас все отделы собраны в одном здании, где есть большой конференц-зал, где проходят торжественные мероприятия и праздники. Это очень важно — сплотить коллектив, а не только загружать специалистов цифрами и расчетами. Проводим мы и спортивные мероприятия.

У нас хорошо работает профсоюз — это и дополнительная материальная помощь сотрудникам, и льготные путевки в санатории и оздоровительные лагеря… Профком — организатор и активный участник большинства общественных и культурных мероприятий.

Надо понимать, что 90\% сотрудников — женщины. Они работают «в условиях шлагбаума»: строго по часам начинают и завершают рабочий день. Какие-то отдушины просто необходимы. Неслучайны и вот эти розы во внутреннем дворике…

В честь профессионального праздника обязательно пригласим наших ветеранов. День работника статистики будем отмечать большим концертом.

— Вы участник или зритель?

— Стараюсь участвовать. Иногда читаю стихи.

— Валерий Петрович, вне работы как Вы предпочитаете отдыхать?

— Мне очень приятно проводить время на природе. Я люблю стихи, немножко сам писал. Люблю путешествовать и за пределами страны, и в России. Много городов объездил. Жизнь очень разноплановая, и когда накапливаешь впечатления от путешествий, то немного по-другому начинаешь ее воспринимать: любые путешествия обогащают.

Совсем недавно открыл для себя Чебоксары: был на региональном совете руководителей. Когда восемь лет назад я там защищался, ездил только по делам и кроме дороги, мелькающей за окном, ничего не видел. А в этот раз я был там два дня и заново открыл для себя этот удивительный город. Оказывается, сто лет назад в нем было всего пять тысяч жителей и четырнадцать храмов. Нам показали оставшиеся, мы познакомились с митрополитом-французом. Да, в каждом городе есть свой неповторимый колорит и уникальность. Недавно с семьей на машине ездили в Йошкар-Олу: меня изумил этот старинный город с богатыми культурными традициями. Приятно, когда услышав название города, сразу всплывают картины, воспоминания.

— По статистике россияне постепенно утрачивают звание самой читающей нации. В Вашей официальной анкете чтение значится первым из увлечений. Чье творчество Вам интересно?

— Мне нравятся стихи Петрарки, на мой взгляд, это непревзойденный мастер слова. Люблю перечитывать Джека Лондона, Куприна. Их творчество мне по душе.

Также интересуюсь историей, это и с профессией связано, ведь статистика наблюдает явления, которые прошли, и сегодняшний день, тем самым позволяет взглянуть вперед. Так и история увлекает своими закономерностями. Сейчас читаю «Историю государства Российского» Карамзина, порой хочется остановиться, перечитать и сопоставить с сегодняшним днем.

Беседовала Нина Максимова

Фото: архив Татарстанстат

Федерацию профсоюзов Татарстана возглавила Елена Кузьмичева  15:56

Новости
18 Декабря 2018, 19:37

В Татарстане мужчину обязали вернуть участок в муниципальную собственность

В Татарстане прокуратура обратилась в суд с иском в интересах муниципального образования «Октябрьское сельское поселение», потребовав обязать гражданина освободить, незаконно захваченный, земельный участок.

По версии следствия, гражданин, являясь владельцем земельного участка на территории садового товарищества «Дубрава» Зеленодольского района, установил забор, незаконно захватив часть смежного участка, находящегося в муниципальной собственности, передает прокуратура РТ.

Требования прокуратуры удовлетворены в полном объеме. Ответчик, не согласившись с решением суда, обжаловал его. ВС РТ оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: