Мнения Рубрики
22 Июля 2019, 11:30
Выборы в Госсовет РТ 2019

Сергей Сергеев: «Если партии проигнорируют социальные вопросы, начнется протестное голосование»

Политолог о том, кто может пройти в парламент Татарстана 8 сентября, кто будет лоббировать в нем интересы бизнеса, и почему на грядущие выборы многие кандидаты предпочли идти самовыдвиженцами.

8 сентября 2019 года в Татарстане пройдут выборы в Госсовет. На фоне социальных проблем и непопулярных реформ последних лет — повышение пенсионного возраста, увеличение ставки НДС и др. — меняется настроение избирателей. Доктор политических наук, профессор КФУ Сергей Сергеев рассуждает, в каких районах Татарстана популярнее коммунисты, какая партия могла бы продвигать новый социализм и кто может занять пост спикера республиканского парламента.

Как изменилась система выборов в Госсовет?

Избирательный кодекс Татарстана существует в рамках федерального законодательства. А оно довольно гибкое. Например, в одних субъектах может быть больше доля кандидатов, идущих по партийным спискам, в других — меньше. В Москве и некоторых других регионах пропорциональная доля сведена к нулю. В случае Татарстана все осталось, как было 5 лет назад и раньше: 50 депутатов избираются по одномандатным округам, еще 50 — по партийным спискам.

В следующем году пройдут выборы президента республики — и их правила тоже не собираются менять, даже несмотря на просьбы снизить уровень муниципального фильтра. Поэтому Татарстан в хорошем или плохом смысле консервативен в своей избирательной политике.

Сергей Сергеев констатирует, что Татарстан консервативен в избирательной политике

Как меняются электоральные рейтинги политических партий?

Создается впечатление, что рейтинг «Единой России» падает, он ниже, чем в 2015 году, но голосовать за партию все равно будут. Проблема парламентской оппозиции в том, что представителей этих трех партий чаще всего не знают избиратели. Чуть более известна в Татарстане КПРФ — но она как была в «электоральном гетто» с 20−25% голосов, так и осталась там. Уровень голосования за КПРФ или ЛДПР может подняться — но только за счет того, что люди не захотят голосовать за «партию власти», а не потому, что население станет сторонниками оппозиционных партий.

Те же, кто знают представителей оппозиции в Думе и заксобраниях, могут не увидеть существенной разницы между этими партиями. В этом плане особенно «выделяется» «Справедливая Россия». Бренд КПРФ известен еще с советских времен — со всеми его минусами и плюсами. ЛДПР знают во многом благодаря экстравагантным поступкам и репликам Владимира Жириновского еще с 90-х годов, которые испортили репутацию партии в национальных республиках. «Справедливая Россия» могла бы развивать бренд социал-демократической партии. Впрочем, она этим и занимается — но не так активно, как могла бы. Возможно, справедливороссы боятся отнять голоса у «партии власти». На мой взгляд, спрос на социал-демократическую партию был бы высок у избирателей. «Справедливой России» подошли бы демократические лозунги с акцентом на социальную защиту населения — такая «партия нового социализма», во главе которой стояли бы солидные лидеры.

Если же смотреть по городам РТ, то, на мой взгляд, выделяются Набережные Челны, здесь традиционно сильнее позиция коммунистов. Но это, скорее, поддержка не конкретной партии, а в целом коммунистической идеи. Из-за этого коммунистический электорат будет расколот в Челнах — одна часть предпочтет КПРФ, а другая — «Коммунистов России». Первая из них более умеренная, а вторая — более активистская. Думаю, «Коммунисты России» отнимут у КПРФ 3−4% голосов, но все равно не смогут пройти в Госсовет шестого созыва.

Справка

Согласно июльскому опросу ВЦИОМ, уровень поддержки партии «Единая Россия» составил 32,3%, КПРФ – 15,8%, ЛДПР – 13,2%, «Справедливой России» – 6,1%. Респондентов спрашивали, за какую из партий они бы, скорее всего, проголосовали, если бы выборы в Госдуму РФ состоялись в ближайшее воскресенье.

Треть одномандатников в Татарстане зарегистрировались как самовыдвиженцы. Что это значит?

Тут нужно уделить внимание двум категориям самовыдвиженцев. Первая — это представители «партии власти». При этом здесь понятие «партия власти» шире, чем «Единая Россия». Но кто скажет, что, например, глава телекомпании «Эфир» Андрей Григорьев, не провластный кандидат? Однако он шел как независимый кандидат — и успешно проходил в Госсовет. И сейчас в связи с падением рейтинга «Единой России» другие кандидаты могут выбрать такую тактику.

Сейчас «Единая Россия» освободила четыре округа для самовыдвиженцев. Кроме того, по пяти округам партия представила своих кандидатов — а они не выдвинулись. Причем это солидные персоны.

Вторая группа самовыдвиженцев — внесистемная оппозиция. Сюда входят представители партии «Яблоко», симпатизанты правых сил, активисты борьбы против генплана Казани и мусоросжигательного завода. Окажут ли они влияние на исход выборов — пока непонятно, ведь кандидатам нужно собрать подписи к концу июля. Шанс поучаствовать в выборах у таких самовыдвиженцев есть, но, по моим оценкам, небольшой.

Госсовет Татарстана

Как непопулярные политические решения и реформы отразились на рейтингах?

Падение рейтинга «партии власти» связано не только с тем, что ее члены принимают основные политические решения уже 20 лет и население уже устало от них. Да, большую роль здесь сыграла пенсионная реформа, однако в Татарстане избиратели отреагировали на нее не так негативно. Поэтому и количество самовыдвиженцев от «партии власти» в республике меньше, чем в других субъектах РФ.

При этом голосов за кандидатов «партии власти», уверен, будет меньше. Кто может выиграть от этого? Однозначно КПРФ. Но, вместе с тем, будет расти и уровень абсентеизма — люди не захотят голосовать. «А, все они одним миром мазаны» — такое мнение может сложиться у избирателей.

Как скандальные истории влияют на имидж кандидатов?

История с Ильдусом Касымовым с точки зрения партии, думаю, закончилась — его членство практически сразу приостановили. Решение будет действовать до тех пор, пока с Касымова не снимут обвинения. Если суд признает его виновным в совершении преступления, членство в партии будет аннулировано. Такое может случиться в каждой партии.

В случае с делом Рушании Бильгельдеевой все обстоит сложнее. Скандал с ее именем, конечно, не пойдет на пользу партии, даже несмотря на ряд ярких лозунгов (она призывает вернуть татарский язык в школы) — избиратели научились игнорировать обещания, которые раздаются чересчур легко и непринужденно.

Сейчас для избирателей куда актуальней социальные проблемы: пенсионная реформа, строительство мусоросжигательного завода и утилизация свалок, городское благоустройство, уровень жизни и доходы.

Попытаются ли партии акцентировать внимание на этих проблемах или, наоборот, проигнорируют их?

Эта повестка уже фигурирует в выступлениях ряда кандидатов. Я редко даю прогнозы, но скажу — если партии проигнорируют актуальные социальные проблемы, то в некоторых районах Татарстана начнется протестное голосование. Т. е. избиратели будут голосовать не за тех кандидатов или партии, которые им нравятся, а за тех, кто меньше всего негатива у них вызывает.

Сейчас люди обращают внимание не столько на имидж кандидата, сколько на его отношение к непопулярным реформам. Например, если избиратель видит кандидата от партии, которая выступает за строительство МСЗ, а сам избиратель эту идею не поддерживает, он будет голосовать за другого политика.

Кто в новом Госсовете будет лоббировать интересы бизнеса?

Некоторые ключевые фигуры бизнес-элиты республики не пошли на выборы-2019. Возможно, это связано с нежеланием раздражать избирателей своими декларациями о доходах. Кто-то наверняка не захотел светиться, будучи самовыдвиженцем. Однако за представителей деловой элиты не стоит беспокоиться — если они не пошли в Госсовет шестого созыва, это не значит, что они не смогут лоббировать свои интересы. Например, через других депутатов.

Впервые в выборах в Госсовет участвует «Партия Роста». Ее региональную организацию возглавляет челнинский депутат Олег Коробченко. Эта партия продвигает право-либеральные идеи и интересы бизнеса. Если не произойдет ничего неординарного, то у нее есть шансы получить одно место в парламенте. Но не думаю, что это кардинально изменит ситуацию с бизнесом в регионе. Скорее всего, посыл будет таким: «Смотрите, мы не подавляем бизнес, а стараемся привлекать его».

Сергей Сергеев считает, что каким бы ни был исход выборов, действующая политическая элита Татарстана сохранит прежний контроль над Госсоветом

Каковы шансы внепарламентских партий?

Сомневаюсь, что у внепарламентских партий есть шанс попасть в Госсовет шестого созыва. Возможно, попадет Коробченко как одномандатник — и все. Так или иначе россияне, как следует из теории электорального рынка, привыкли голосовать за знакомые партии. Мало кому захочется поддерживать неизвестную партию, которая еще не зарекомендовала себя делами.

Многие из новых и внепарламентских партий могут вовсе не зарегистрировать. Если ЦИК зарегистрирует их и они не наберут нужные 5% голосов — значит, эти партии не пройдут в Госсовет, а голоса за них распределятся пропорционально между остальными, которые прошли.

Омолодится ли Госсовет в новом созыве?

Посмотрим на список «Единой России» — видно, что представлены новые и молодые кандидаты и по списку, и по мажоритарным округам. Разумная тактика — оставить старые и известные кадры, но разбавить состав новыми лицами.

Что касается других партий, то тут трудно заметить омоложение кадров. С другой стороны, второе лицо в республиканской организации КПРФ, депутат Артем Прокофьев молод. В списке ЛДПР также преимущественно молодежь — например, по одному из округов выдвинут кандидат, который родился в 1998 году. С другой стороны — вряд ли кто-то, кроме Эдуарда Шарафиева, сможет попасть в Госсовет.

Как распределятся места в Госсовете 2019 — прогноз

Думаю, до ⅘ всех мест займет «Единая Россия» и самовыдвиженцы, лояльные правящим элитам — т. е. «партия власти». Будем реалистами — ниже 60% голосование за «Единую Россию» в Татарстане не опустится. Это даст партии минимум 30 мест, плюс мажоритарные округа дадут около 40 мест. А еще самовыдвиженцы. В итоге мы получим примерно такой же расклад, как и сейчас.

Представительство КПРФ, полагаю, увеличится. Возможно, даже до 10 человек. Голос фракции станет слышнее, но смогут ли они реально влиять на принятие решений? Сомневаюсь.

Также среди одномандатников могут пройти «справедливоросс» Альмир Михеев, Эдуард Шарафиев из ЛДПР и Олег Коробченко от «Партии Роста». И тогда в Татарстане будет пятипартийный парламент — «настоящий расцвет демократии», не правда ли? Но все равно политическая элита Татарстана сохранит прежний контроль над Госсоветом.

Фарид Мухаметшин останется руководить Госсоветом?

Персональные вопросы уместней задавать самим персонам. Скорее всего, Мухаметшин останется на посту председателя Госсовета. Источники говорят, что министр сельского хозяйства Марат Ахметов может занять пост вице-спикера. Возможно, он станет со временем и спикером Госсовета — но это будет зависеть от расклада сил и настроений у республиканских и федеральных элит. Ситуация с руководством парламента прояснится уже после выборов.

Записал Александр Токарев
Фото автора

Материалы по теме

Партнёры TatCenter:
1 из 1
Новости
23 Августа 2019, 19:00

В мэрии заявили о востребованности рейсов между Казанью и Сеулом

Исполком принял делегацию Республики Корея.

Делегация Южной Кореи в рамках 45-го мирового чемпионата по профессиональному мастерству WorldSkills встретилась в исполкоме Казани с начальником Управления кадровой политики Гульнарой Мусиной и председателем Комитета по развитию туризма Дарьей Санниковой.

Стороны обсудили кадровую политику и развитие туризма между столицей Татарстана и столицей Южной Кореи — Сеулом.

На встрече подняли вопрос организации прямых рейсов между Казанью и Сеулом. Как отметили гости, среди жителей Кореи такое направление будет очень востребованным. Для поездок в Россию они чаще всего выбирают именно столицу Татарстана, передает пресс-служба исполкома.

Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: