Новости
24 Апреля 2019, 17:59

В России сделают бесплатными звонки из уличных таксофонов

С июня Ростелеком перестанет взимать плату за звонки на любые фиксированные телефоны.

С июня в России перестанут взимать плату за телефонные соединения в универсальных таксофонах, сообщил 24 апреля глава ПАО «Ростелеком» Михаил Осеевский на расширенном заседании коллегии Россвязи. Звонки станут бесплатными на территории страны на любые фиксированные телефоны.

Таксофоны построены в рамках предоставления на территории РФ универсальной услуги связи, «Ростелеком» является единственным оператором обслуживания. Всего по стране действует 148 тыс. таксофонов, напоминает Интерфакс.

«Ростелеком» с начала 2018 года приступил к постепенному отключению платы за телефонные звонки с таксофонов. Изначально мера предусматривала обнуление тарифов за местные соединения, позднее — за звонки внутри региона.

Мнения Рубрики
25 Февраля 2020, 12:30

Шаляпинский фестиваль — свод созвучий культурной жизни Татарстана

Улькяр Алиева, доктор искусствоведения, профессор — о галерее оперных персонажей Шаляпинского форума.

События

В феврале Казань становится оперной столицей не только России, но и оперным центром всего постсоветского пространства. Как отметил директор Большого театра Владимир Урин, Шаляпинский форум является старейшим и солиднейшим российским оперным фестивалем, открывающим публике всю палитру оперного искусства: яркие постановки, запоминающиеся выступления российских и зарубежных вокалистов.

Очередной, XXXVIII Международный оперный фестиваль имени Ф.И.Шаляпина открылся самой белькантовой оперой русского классического наследия, — «Царской невестой» А.Н.Римского-Корсакова, — в аутентичной (и по месту, и по времени действия) постановке М. Панджавидзе, собрав в течение двух вечеров в едином спектакле вокалистов из пяти стран.

Русская опера была также представлена такими оперными шедеврами, как «Пиковая дама» П.И.Чайковского в оригинальном прочтении Ю. Александрова и накануне дня рождения юбиляра — Ф.И.Шаляпина — была представлена народная драма «Борис Годунов» М. Мусоргского в хрестоматийной постановке Леонида Баратова в редакции М.Панджавидзе. Выбор оперы неслучаен: именно партия царственного мудреца и преступника стала «визитной карточкой» великого певца — уроженца Казани.

опера Борис Годунов

Оперы итальянских классиков из разряда must have (обязательного репертуара) для каждого оперного форума и must see (обязательного просмотра) для меломанов и гостей фестиваля. В режиссерском видении Ю. Александрова, опера «Севильский цирюльник» Дж. Россини вполне вписывается в формат косплей-постановки (костюмированной игры), точнее, косплей-дефиле, судя по тому, сколько образов — кинематографических и национальных — примеряют его персонажи на протяжении всего спектакля. Слово «игра» — ключевое по отношению к этой постановке. Эта игра в оперу артистов, которые тонко чувствуют меру условности происходящего на сцене, то вживаясь в маску персонажа, то словно выглядывая из-за нее.

Оперы Дж. Верди были представлены знаковыми для его творчества оперными спектаклями. На фестивале была представлена наполненная символико-аллегорическим смыслом опера «Набукко», принесшая композитору его первый успех, в строго очерченной сценографической трактовке американского режиссера Е.Майзеля. Были представлены два шедевра «срединной триады» — опера «Риголетто» в оригинальном преломлении М. Панджавидзе, соединившем в сценографии спектакля «перекличку эпох» (античную и средневековую), и «Трубадур» в постановке Е. Майзеля, внедрившего два новых трансцендентальных образа-призрака, — графа и старой цыганки, — призванных «скрепить» в единое целое запутанный сюжет оперы: как, своего рода, «связующее звено» между прошлым (причина кровной мести) и настоящим (его печальный итог).

Опера «Аида», ставшая не только самым успешным коммерческим проектом, но и одним из последним шедевров композитора, была представлена в традиционном прочтении Ю. Александрова, в полной мере погружающая зрителей в ауру Древнего Египта и строго следующая за ремаркой самого композитора, — семь сцен и перемен декораций за опускающимся занавесом, начиная с колосса дворца фараона до рокового камня (lа fatal pietra), погребающем мечты влюбленных. Опера «Аида» стала знаковой и для творчества последнего оперного классика Италии Дж. Пуччини, который, после просмотра «египетской» оперы своего великого предшественника, принял решение навсегда связать свою творческую карьеру с этим музыкально-театральным жанром.

Голосовая палитра

Само творчество Дж. Пуччини было представлено концертным исполнением его самой известной «парижской» оперой, — «Богема». Опера была исполнена не в виде традиционного, строго очерченного концерта, а в виде настоящего мини-спектакля, в формате semi-stage (промежуточный формат между классическим концертом и полноценной постановкой), с картинками-инсталляциями, ставшими аналогами декоративного оформления. Данная концепция оперного представления была уже успешно апробирована на Шаляпинском фестивале в концертной версии «Порги и Бесс» и имеет важное преимущество: отсутствие организации сценического действия (когда вокалист держит под контролем все свои действия, чтобы воплотить замысел режиссера), не отвлекает от музыки и оценки исполнительского мастерства всех занятых в этот вечер вокалистов.

Как подчеркивают сами организаторы Шаляпинского фестиваля, Казанский Оперный Форум — это фестиваль голосов. И подлинным украшением нынешнего оперного форума стали не маститые зарубежные исполнители, а молодая примадонна театра Гульнора Гатина, которая поразила не только голосом, пленяя как гладкостью, эластичностью линий в партиях Марфы, Мими, Сююмбике, так и трогательностью интерпретаций в раскрытии образной характеристики своих героинь.

Айгуль Хисматуллина (Мариинский театр) в партии жертвенной Джильды завораживала кристально-чистым и нежным вокалом. Среди удач отметим красоту трепетного и, в то же время, полетного звука солистки татарского театра Венеры Протасовой в партиях Марфы, Инес и двойной партии Маши-Прилепы; довольно подвижную колоратуру Альфии Каримовой (Астана Опера) в партии своенравной Розины; объемное украинское спинто Оксаны Крамаревой в непростой партии Аиды; солистку Большого театра Анну Нечаеву в партиях беззаветно влюбленных оперных аристократок Леоноры и Лизы, а также крепкое драмсопрано татарского театра Зои Церериной в партии воинственной Абигайл и колоритной Шинкарки.

Вновь приятно поразили басы: отметим, словно «вылепленные» из цельного камня, образы царственного грешника Бориса Годунова, библейского праведника Захария и беспощадного египетского инквизитора в исполнении Михаила Казакова; колоритный образ Варлаама в исполнении американского баса Михаила Светлова; двух украинских исполнителей-тезок: плотный и стабильный бас Сергея Ковнира, позволивший украинскому исполнителю создать целую галерею разнохарактерных персонажей, — вокальный образ «ока государева» Малюты Скуратова и не менее преданного вояки Феррандо, сентиментального Коллена и степенного Пимена, а также технически подвижный бас и артистизм Сергея Магеры в двух столь контрастных по образному воплощениях образах, — в комической партии хитрого интригана Дона Базилио и не лишенного кодекса чести бандита Спарафучиле.

Среди баритонов прошедшего форума отметим белорусского исполнителя Станислава Трифонова партии раскаивающегося грешника Грязного; гибкую вокальную линию в сочетании с весьма примечательной внешностью со стильной бородкой goatee питерского лирического баритона Владимира Целебровского, весьма органично смотревшегося в партиях богемного художника Марселя и князя Елецкого; убедительную трактовку Эвеза Абдуллы (Азербайджан-Германия) в партии деспотичного графа ди Луны; весьма подвижный вокал Владимира Мороза (Мариинский театр) в искрометной партии «мастера на все руки» — Фигаро; силу звука одесского баритона Алексея Жмуденко в партии непримиримого вождя эфиопов и его соотечественника Геннадия Ващенко в партии пережившего катарсис правителя Вавилона, а также красивый тембр голоса и мягкое звучание во всех регистрах молодого баритона татарского театра Артура Исламова в партии Кошчака.

Для всех мировых оперных подмостков актуальны не только дефицит теноров с приличным верхами, но и меццо-сопрано с низкими обертонами. И если, благодаря выступлениям на фестивале замечательных спинто — солиста Мариинки Ахмеда Агади, до сих пор радующего казанскую публику красивым, пластичным тембром голоса в партиях Манрико, Радамеса, Ивана Грозного и египетского исполнителя Рагаа Эльдин Морси — в партии Рудольфа; лирических теноров — Сергея Семишкура (Мариинский театра) — в партиях Лыкова, Самозванца и Алексея Татаринцева (Московский театр «Новая опера» им. Е.В.Колобова) — в партиях Альмавивы и Герцога; крепкий драмтенор Стасика Николая Ерохина — в партии озадаченного тайной трех карт Германа смотрелись весьма достойно, то удручающее впечатление — в виде промежуточных сопрановых голосов (верхи слышались гораздо отчетливее, чем насыщенные грудные тона) — оставили меццо. Пожалуй, самое яркое впечатление по выразительности интерпретации оставила меццо Мариинки Екатерина Сергеева в партии отвергнутой Любаши.

Нельзя не отметить и труд маэстро Рената Салаватова, Марко Боэми, Василия Валитова, Стефано Романи, а также работу главного хормейстера театра Любови Дразиной. Профессионализму и стабильности каждого выступления оркестра и хора театра могут позавидовать именитые оперные театральные и фестивальные подмостки.

Завершающий аккорд

Завершающим аккордом нынешнего Шаляпинского форума стала новая опера «Сююмбике» Р. Ахияровой — настоящее музыкально-историческое полотно, раскрывающее драму легендарной ханбике. В плане музыкальной составляющей композитор крупными «мазками» обрисовывает массовые сцены («Прощание Сююмбике с Казанью», «Царский пир») и тонкой кистью прорабатывает музыкальную характеристику каждого персонажа (Кошчака, Ивана Грозного, Анастасии, Шигалея).

И все же, наиболее яркую портретную характеристику получает образ титульной героини, которая, по ходу сценичного развития, раскрывается как правительница, женщина и несчастная мать, разлученная с малолетним сыном. Основная образная концепция нового оперного спектакля в постановке Ю. Александрова — политические интриганы, у которых всегда руки по локоть в крови и в играх которых нет места женщине, сердце которой наполнено любовью. Однако, именно это чувство увековечивает героиню, — возносит во «Врата небес», которые она призывает в первой арии и которые только в финале открывают героине путь в вечность.

Вместо предисловия

«Если хотите узнать, как страна управляется и какова ее нравственность, прислушайтесь к ее музыке». Эти слова Конфуция — прекрасный ответ скептикам, сомневающимся в целесообразности проведения музыкально-театральных форумов академической музыки.

Шаляпинский фестиваль — это возможность для татарской публики познать направления и развитие творческой мысли признанных классиков как прошлого, так и настоящего. Все постановки были настолько заряжены внутренней энергией, что создавалось ощущение, что каждый вечер, проведенный в стенах Татарского театра оперы и балета — это не красота отдельного аккорда-спектакля, с их самодовлеющим звучанием, а целый свод созвучий, гармонично вплетающийся в многоцветие всей оперной палитры как прошедшего форума, так и культурной жизни столицы Татарстана.

Материалы по теме

Партнёры TatCenter:
1 из 1
Lorem ipsum dolor sit amet.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: